Piteryust.ru

Юридическая консультация онлайн
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дело N80-КГ16-7. О признании права на внеочередное предоставление жилья, обязании предоставить жилье.

НТВП «Кедр — Консультант»

Подписка на обзоры и консультационные материалы.
Услуги

О неисполнении администрацией города решения суда о предоставлении квартиры на условиях социального найма

В 2013 году Воткинским городским судом принято решение об удовлетворении исковых требований заявительницы, а именно, об обязании Администрации г. Воткинска предоставить в пользование ее семье на условиях социального найма благоустроенное жилое помещение в виде отдельной квартиры в черте г. Воткинска.

В межрайонном отделе по особым исполнительным производствам Управления ФССП по УР на основании выданного судом исполнительного листа возбуждено исполнительное производство. Однако, в установленный срок требования исполнительного документа Администрацией г. Воткинска не были исполнены. Также в рамках исполнительного производства на Администрацию г. Воткинска неоднократно налагались штрафы, должностные лица предупреждались об уголовной ответственности.

По состоянию на 28.10.2015 года жилое помещение семье заявительницы до сих пор не было предоставлено и она вынуждена проживать у родственников. Администрация г. Воткинска, признавая обязательность исполнения решения суда, не может указать конкретные сроки, когда жилое помещение будет предоставлено.

Заявительница согласна на замену предоставления жилого помещения денежной компенсацией в размере рыночной цены квартиры.

Вопрос: существует ли предусмотренная законом возможность каким-то образом повлиять на должника для исполнения им требований судебного акта.

Статьей 13 ГПК РФ установлено, что «вступившие в законную силу судебные постановленияявляются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом».

В соответствии со статьей 36 Федерального закона № 229-ФЗ от 02.10.2007 года «Об исполнительном производстве», «содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства».

Требования исполнительного документа, согласно представленным заявительницей документам, Администрацией г. Воткинска не исполняются более чем два года.

Согласно пункту 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 14.02.2002 года № 4-П, «вступившее в законную силу судебное решение должно быть исполнено, — в противном случае искажается сама суть правосудия по гражданским делам, к процедуре которого обращается истец для защиты своего права, не достигается цель защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов, что несовместимо с конституционным принципом справедливого правосудия и полной судебной защиты, отрицательно сказывается на авторитете судебной власти и порождает сомнения в эффективности правовых средств защиты.».

Длительным неисполнением Решения суда нарушается право взыскателя на жилище провозглашенное статьей 40 Конституции РФ, а также право, предусмотренное статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 года, на справедливое судебное разбирательство, составляющей частью которого является исполнение решения суда.

В Постановлении Европейского Суда от 07.05.2002 года по делу «Бурдов против России» Европейский Суд по правам человека указал, что «предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции «право на суд» было бы иллюзорным, если бы правовая система государства-участника Европейской Конвенции допускала, чтобы судебное решение, вступившее в законную силу и обязательное к исполнению, оставалось бы длительное время недействующим в отношении одной стороны в ущерб ее интересам.».

Так, в соответствии с частью 1 статьи 203 ГПК РФ, «суд, рассмотревший дело, по заявлениям лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя либо исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения суда, изменить способ и порядок его исполнения.».

В силу статьи 434 ГПК РФ, «при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления или постановлений иных органов, взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе поставить перед судом, рассмотревшим дело, или перед судом по месту исполнения судебного постановления вопрос об отсрочке или о рассрочке исполнения, об изменении способа и порядка исполнения, а также об индексации присужденных денежных сумм.».

Принимая во внимание длительность неисполнения решения суда, а также непредставление Администрацией г. Воткинска доказательств, подтверждающих возможность исполнения решения в разумный срок, имеются обстоятельства, затрудняющие исполнение решения суда.

Необходимо обратить внимание, что при аналогичных обстоятельствах, когда имеет место длительный срок неисполнения судебных решений и отсутствуют достоверные сведения о том, что решение суда будет исполнено в разумный срок, судебной практикой признается обоснованность требований заявителей об изменении способа и порядка исполнения решения суда, а именно предоставления денежного эквивалента взамен жилого помещения (например: Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от 20.10.2014 года по делу № 33-3943, Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 09.09.2014 года № 33-9652, Определение Костромского областного суда от 11.09.2013 года по делу № 33-1484).

В рассматриваемом случае изменение способа исполнения решения суда путем присуждения заявительнице компенсации стоимости жилого помещения за счет средств казны Администрации г. Воткинска позволит исполнить его должным образом и не нарушит права и интересы сторон.

На вопрос заявительницы, каким образом должна быть рассчитана сумма денежной компенсации и сколько составляет ее размер в настоящее время, было указано следующее:

При определении размера денежной компенсации необходимо руководствоваться сведениями Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Удмуртской Республике (Удмуртстат) о средней стоимости одного квадратного метра общей площади по Удмуртской Республике в соответствующем квартале 2015 года.

Так, согласно официальной информации, размещенной на официальном сайте Удмуртстата (http://udmstat.gks.ru), средняя цена 1 квадратного метра общей площади на рынке жилья среднего типового качества в 3-ем квартале 2015 года составляет 44 226 рублей на первичном рынке и 43 009 рублей на вторичном рынке.

При определении стоимости жилья необходимо учитывать средние арифметические показатели цен между первичным и вторичным рынком в типовых квартирах ввиду того, что исполнительный документ предусматривает предоставление жилья, которое носит компенсационный характер и не предусматривает требований о конкретном рынке жилья.

По просьбе заявительницы был произведен предварительный расчет суммы денежной компенсации исходя из цен за 1 кв. метр жилья по состоянию на 3 квартал 2015 года и жилой площади, присужденной судом в размере 53,2 кв. м.:

(39,9 кв. м. +13.3. кв.м.) х (43 009 руб. + 44 226 руб.)/2 = 2 320 451 руб.

Таким образом, сумма компенсации составит 2 320 451 рублей.

По результатам консультации заявительнице было рекомендовано обратиться в суд, рассмотревший дело, с заявлением об изменении порядка и способа исполнения решения суда, обязательно приложив документы из исполнительного производства, подтверждающие длительный характер неисполнения решения суда.

Соболев Алексей Владимирович,

юрист ООО «ЮК «Бизнес Аналитика», тел. 8 912 753 60 15, почта: Sobolev@b-a.su

Консультация дана в ноябре 2015 г.

Дело N80-КГ16-7. О признании права на внеочередное предоставление жилья, обязании предоставить жилье.

от 1 февраля 2011 г. N 48-В10-10

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Момотова В.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бабенко З.Н. к администрации г. Челябинска, администрации Калининского района г. Челябинска, правительству Челябинской области о признании отказа в предоставлении жилого помещения незаконным, обязании предоставить жилое помещение вне очереди по надзорной жалобе Бабенко З.Н. на определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 15 февраля 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Бабенко З.Н. обратилась в суд с исковыми требованиями к администрации г. Челябинска, администрации Калининского района г. Челябинска, правительству Челябинской области о признании отказа в предоставлении жилого помещения незаконным, обязании предоставить жилое помещение вне очереди. В обоснование заявленных требований указала, что по договору социального найма зарегистрирована и проживает вместе с дочерью Бабенко Е.В. и сыном Бабенко Д.В. в одной комнате жилой площадью 17,0 кв. метров, расположенной в двухкомнатной коммунальной квартире 88 дома . Общая площадь квартиры составляет 43,4 кв. метра. Является инвалидом III группы по заболеванию, которое входит в утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых совместное проживание граждан в одной квартире невозможно, и дает право на предоставление жилья во внеочередном порядке. Решением Центрального районного исполнительного комитета г. Челябинска N 62/4 от 14 марта 1985 г. семья Бабенко З.Н., состоящая из 3-х человек, принята на учет с целью улучшения жилищных условий. На момент рассмотрения дела состоит на очереди под N 75.

Решением Калининского районного суда г. Челябинска от 09 ноября 2009 г. исковые требования Бабенко З.Н. удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 15 февраля 2010 г. решение Калининского районного суда г. Челябинска от 09 ноября 2009 г. отменено, вынесено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Бабенко З.Н. отказано.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2010 г. надзорная жалоба с истребованным делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив дело, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, возражения на надзорную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания предусмотренные статьей 387 ГПК Российской Федерации для отмены определения судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 15 февраля 2010 г.

В соответствии со статьей 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом кассационной инстанции, что выразилось в следующем.

Судом установлено, что Бабенко З.Н. проживает в одной комнате жилой площадью 17 кв. метров, расположенной в двухкомнатной коммунальной квартире , с детьми — Бабенко Е.В. и Бабенко Д.В. ( л.д . 9, 14, 68 — 70).

Бабенко З.Н. является инвалидом III группы по заболеванию, которое входит в утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых совместное проживание граждан в одной квартире невозможно, и дает право на предоставление жилья во внеочередном порядке. Решением Центрального районного исполнительного комитета г. Челябинска N 62/4 от 14 марта 1985 г. семья Бабенко З.Н. принята на учет с целью улучшения жилищных условий и состоит на очереди под N 75.

Отменяя решение районного суда и отказывая Бабенко З.Н. в иске, судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда исходила из того, что постановлением правительства Челябинской области от 27 июля 2006 г. утверждено Положение о порядке предоставления инвалидам, нуждающимся в улучшении жилищных условий и вставшим на учет до 01 января 2005 г., жилищных субсидий. Иной формы обеспечения жильем данной категории граждан, помимо предоставления жилищных субсидий, в частности путем предоставления жилых помещений вне очереди, на территории Челябинской области не предусмотрено.

Однако этот вывод суда кассационной инстанции не основан на законе.

Закон Челябинской области от 25 мая 2006 г. N 154 «О мерах социальной поддержки по обеспечению жильем отдельных категорий ветеранов, инвалидов и семей, имеющих детей-инвалидов, нуждающихся в улучшении жилищных условий и вставших на учет до 1 января 2005 года» предусматривает, что меры социальной поддержки по обеспечению жильем предоставляются в установленных данным Законом формах и в порядке, определяемом правительством Челябинской области , категориям ветеранов, нуждающихся в улучшении жилищных условий, вставших на учет до 1 января 2005 г. и проживающих на территории Челябинской области, инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, нуждающимся в улучшении жилищных условий, вставшим на учет до 1 января 2005 г. (статья 1).

Согласно статье 2 вышеназванного Закона меры социальной поддержки по обеспечению жильем предоставляются в одной из следующих форм: предоставление жилых помещений по договору социального найма; предоставление жилищных субсидий на приобретение жилого помещения в собственность на территории Челябинской области.

Таким образом, нельзя согласиться с выводом суда кассационной инстанции о том, что законом не предусмотрена иная форма обеспечения жильем граждан, принятых на учет до 1 марта 2005 г., помимо предоставления жилищных субсидий.

Кроме того, в силу части 2 статьи 6 «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 г. в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до предоставления им жилых помещений по договорам социального найма. Указанные граждане снимаются с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным подпунктами 1, 3 — 6 части 1 статьи 56 ЖК Российской Федерации, а также в случае утраты ими оснований, которые давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Жилые помещения по договорам социального найма таким лицам предоставляются в порядке, предусмотренном Жилищным кодексом Российской Федерации, с учетом положений указанной части.

По смыслу вышеназванных норм за гражданами, не реализовавшими до 1 марта 2005 г. право на обеспечение жилыми помещениями по договорам социального найма, данное право сохраняется и после 1 марта 2005 г.

Согласно пункту 3 части 2 статьи 57 ЖК Российской Федерации гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, жилые помещения по договору социального найма предоставляются вне очереди.

Из статьи 31 Федерального закона N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» следует, что при наличии нескольких нормативно установленных форм реализации одного и того же права та или иная форма определяется инвалидом по его выбору.

Предусмотренный в субъекте Российской Федерации порядок реализации права на обеспечение инвалидов жилой площадью не препятствует названной категории граждан требовать предоставления жилого помещения на основании вышеназванных положений Жилищного кодекса Российской Федерации.

Учитывая изложенное, граждане, являющиеся инвалидами, страдающими тяжелыми формами хронических заболеваний, вставшие до 1 января 2005 г. на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, имеют право на обеспечение жилым помещением по договору социального найма во внеочередном порядке.

При этом положения части 2 статьи 57 ЖК Российской Федерации не ставят право на внеочередное предоставление жилья в зависимость от наличия или отсутствия иных лиц, имеющих право на получение жилой площади вне очереди, от обеспечения жильем других очередников, от времени постановки на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, от включения в список граждан, имеющих право на получение жилого помещения вне очереди (список внеочередников ), тем более от времени включения в список внеочередников . Нет в ней и указаний на предоставление жилья в порядке очередности лиц равной категории.

Из материалов дела видно, что Бабенко З.Н. была принята на учет с целью улучшения жилищных условий 14 марта 1985 г., является инвалидом III группы по заболеванию, которое входит в Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых совместное проживание граждан в одной квартире невозможно.

Таким образом, право на внеочередное получение жилья в связи с изменением законодательства заявительницей не утрачено.

Исходя из принципа диспозитивности при рассмотрении дела по существу суд надзорной инстанции должен проверить обжалуемые вступившие в законную силу судебные постановления в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора.

Вместе с тем в случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы или представлении, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы (представления) и обратить внимание на допущенные судом существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения надзорной жалобы (представления прокурора).

С учетом изложенного и в интересах законности представляется возможным и необходимым при рассмотрении надзорной жалобы Бабенко З.Н. выйти за ее пределы и обратить внимание на допущенное судом первой инстанции существенное нарушение норм процессуального права, не указанное в надзорной жалобе.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда дополнительно указала, что малоимущей в период рассмотрения спора Бабенко З.Н. признана не была, а потому не вправе требовать предоставления жилой площади по договору социального найма.

В силу части 3 статьи 40 Конституции Российской Федерации малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственного, муниципального и других жилищных фондов.

Как указывалось выше, граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 г. в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма.

По смыслу указанной нормы на граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 марта 2005 г., то есть по ранее действовавшему законодательству, не распространяются требования нового ЖК Российской Федерации о принятии на такой учет лишь тех граждан, которые могут быть признаны малоимущими.

Кроме того, судом кассационной инстанции не были проверены другие доводы кассационной жалобы.

На основании изложенного Судебная коллегия считает, что определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 15 февраля 2010 г. подлежит отмене, а дело направлению для рассмотрения в суд кассационной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 15 февраля 2010 г. отменить и дело направить для рассмотрения в суд кассационной инстанции.

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

  • Руководство

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

Структура

  • Генеральная прокуратура
  • Прокуратуры субъектов
  • Специализированные прокуратуры
  • Главная военная прокуратура
  • gvp.gov.ru
  • Научные и образовательные организации

О Генпрокуратуре России

  • История органов прокуратуры
  • Виртуальный музей
  • Геральдика
  • История в лицах
  • Исторические фильмы

Документы

  • Правовые основы деятельности
  • Нормативные акты
  • Постановления Европейского Суда по правам человека
  • Судебная практика
  • Конституционный Суд
  • Верховный Суд
  • Научно-методические материалы
  • По вопросам надзора за исполнением федерального законодательства
  • По иным вопросам надзорной деятельности
  • Статистические данные
  • Об использовании выделяемых бюджетных средств
  • О деятельности органов прокуратуры

Международное сотрудничество

  • Новости
  • Основные документы
  • Главное управление международно-правового сотрудничества
  • Региональное представительство
    Международной ассоциации прокуроров в России

Взаимодействие со СМИ

  • Новости Генеральной прокуратуры России
  • Новости прокуратур субъектов федерации
  • События Генеральной прокуратуры
  • Мероприятия и встречи
  • Интервью и выступления
  • Печатные издания
  • Видео
  • К сведению СМИ
  • Инфографика
  • Конкурс
  • Участие в конкурсе
  • Этапы конкурса
  • Итоги конкурса
  • Аккредитация СМИ

Правовое просвещение

  • Информационные материалы
  • Социальные ролики
  • Наглядные материалы
  • Прокурор разъясняет

Контакты

  • Порядок обращения граждан
  • График приема
  • Интернет приемная
  • Уведомления об экстремизме
  • Статусы уведомлений
  • Прямая линия для предпринимателей

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

  • Рус
  • Eng

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

Внеочередное получение жилья семьи с ребенком-инвалидом

В нашей семье есть ребенок-инвалид. Стоим на очереди «семьи с детьми-инвалидам». Есть справка с диагнозом, подтверждающая право на внеочередное получение жилья. Но в нашем жилищном отделе специалисты отказывают, мотивируют это тем, что мы живем в обычной двухкомнатной квартире (я, муж, сын и мама (квартира мамина)), а не в коммуналке. Являемся членами одной семьи, а не разных, т.е. состоим в родстве. Правомерно ли это? Внеочередное жилье дают только инвалидам или всем членам его семьи? Должны ли дать жилье, приближенное к месту лечения? При нашем диагнозе менять врачей очень проблематично.

Инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов, обеспечиваются жильем, если они нуждаются в улучшении жилищных условий и в связи с этим приняты на учет (ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»). Принятие на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется органом местного самоуправления на основании заявлений данных граждан и документов, подтверждающих их право состоять на учете. Порядок обеспечения жильем может различаться в зависимости от оснований инвалидности, момента постановки на учет (до 1 января 2005 г. или позже), а также от того, в каком субъекте РФ проживает инвалид или семья с ребенком-инвалидом. Жилье предоставляется им с учетом состояния здоровья и других заслуживающих внимания обстоятельств (ч. 2-5 ст. 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).

Обеспечение жильем инвалидов и семей с детьми-инвалидами, ставшими на учет до 1 января 2005 г., определяется законодательством субъекта РФ (ч. 2, 4 ст. 17, ст. 28.2 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации). Так, в Москве указанным гражданам жилые помещения предоставляются, в частности, по договорам социального найма (п. 1, 2 ч. 1 ст. 4 Закона г. Москвы от 14.06.2006 N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения»; п. 2.1, 2.4 Положения об особенностях предоставления отдельным категориям граждан мер социальной поддержки по обеспечению жилыми помещениями в рамках осуществления переданных полномочий Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Москвы от 26.05.2010 N 437-ПП). Во многих субъектах РФ, в частности в Московской области, вместо предоставления жилья в натуре возможна денежная выплата (субсидия) на строительство или приобретение жилья. Она рассчитывается исходя из количества лиц, имеющих право на данную меру соцподдержки, общей площади жилья 18 кв. м и средней рыночной стоимости 1 кв. м общей площади жилья по субъекту РФ. Право на получение жилья удостоверяется именным документом – свидетельством (ч. 2 ст. 1, ст. 2, ч. 1 ст. 4.1.1 Закона Московской области от 26.07.2006 N 125/2006-ОЗ «Об обеспечении жилыми помещениями за счет средств федерального бюджета отдельных категорий ветеранов, инвалидов и семей, имеющих детей-инвалидов»).

Инвалидам (в том числе инвалидам боевых действий) и семьям с детьми-инвалидами, которые встали на учет после 1 января 2005 г., жилье предоставляется по договору социального найма согласно очередности исходя из времени принятия их на учет (ч. 1 ст. 57 Жилищного кодекса РФ; ч. 3 ст. 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации).

Вне очереди могут получить жилье те, чьи жилые помещения признаны непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат, а также инвалиды, страдающие тяжелыми формами определенных хронических заболеваний, к которым относятся: туберкулез любых органов и систем с бактериовыделением, подтвержденным методом посева; злокачественные новообразования, сопровождающиеся обильными выделениями; хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями; эпилепсия с частыми припадками; заболевания, осложненные гангреной конечности; гангрена и некроз легкого, абсцесс легкого; тяжелые хронические заболевания кожи с множественными высыпаниями и обильным отделяемым; кишечные свищи, не поддающиеся хирургической коррекции; урогенитальные свищи, не поддающиеся хирургической коррекции (ч. 2 ст. 57 ЖК РФ; Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, утвержденный приказом Минздрава России от 29.11.2012 N 987н). При этом социальное жилье должно быть предоставлено гражданам незамедлительно после возникновения у них права на внеочередное получение жилого помещения (п. 10 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 26 декабря 2018 г.; Определение Верховного Суда РФ от 13.11.2018 N 74-КГ18-13).

Таким образом, в рассматриваемом случае специалисты жилищного отдела необоснованно отказывают в праве на внеочередное получение жилья ребенком-инвалидом, страдающим одним из вышеуказанных тяжелых форм хронических заболеваний. В связи с этим автор вправе обратиться за защитой нарушенных прав в суд.

На практике при реализации права на внеочередное получение ребенком-инвалидом и членами его семьи жилья возникают проблемы, обусловленные следующим.

С одной стороны, гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются наниматели жилых помещений и члены их семей, а также собственники жилых помещений и члены семьи собственника (п. 4 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ). С другой стороны, при определении права на внеочередное получение жилья законом указаны только граждане, страдающие вышеперечисленными тяжелыми формами хронических заболеваний (п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ). В связи с этим суды, в том числе Верховный Суд РФ, толкуя положения п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ буквально, признают право на внеочередное обеспечение жилым помещением только за ребенком-инвалидом, а не за семьей, членом которой он является (см. определения Верховного Суда РФ от 05.07.2016 N 41-КГ16-14, от 14.02.2017 N 89-КГ16-15, от 21.02.2017 N 13-КГ16-18, от 06.06.2017 N 84-КГ17-2, от 12.09.2017 N 37-КГ17-11, от 24.10.2017 N 18-КГ17-209 и др.). С учетом сложившейся судебной практики семья, состоящая на учете в качестве нуждающейся в предоставлении жилого помещения по договору социального найма, может претендовать на предоставление жилья только в порядке очереди, а являющийся членом этой семьи ребенок-инвалид, страдающий тяжелыми формами хронических заболеваний, — во внеочередном порядке, т.е. отдельно от семьи.

Вместе с тем по данному вопросу Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 22.01.2018 N 4-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.А. Шакировой, М.М. Шакирова и А.М. Шакировой» уточнил следующее. Предоставление жилого помещения в порядке, предусмотренном п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, в расчете лишь на самого несовершеннолетнего, страдающего тяжелой формой хронического заболевания, фактически приводило бы либо к отказу от использования данной льготы, либо — при ее использовании — к существенным затруднениям в реализации родителями прав и обязанностей, возлагаемых на них Конституцией РФ и законом, и тем самым поощряло бы нарушение прав как самих несовершеннолетних, так и их родителей, а следовательно, лишало бы смысла закрепление в жилищном законодательстве права на получение вне очереди жилого помещения по договору социального найма применительно к несовершеннолетним, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, делая его иллюзорным, что противоречило бы ст. 7, ч. 1 и 2 ст. 38, ч. 1 ст. 40 и ч. 1 ст. 41 Конституции РФ. Таким образом, Конституционный Суд РФ признал, что при реализации ребенком-инвалидом права на внеочередное предоставление жилья и применении п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ предполагается вынесение решения о внеочередном предоставлении жилого помещения по договору социального найма несовершеннолетнему гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, указанного в перечне, с учетом площади, необходимой для проживания в нем также по крайней мере одного взрослого члена семьи, осуществляющего уход за этим несовершеннолетним. Кроме этого, само по себе применение указанной нормы не может служить основанием для отказа в предоставлении жилого помещения несовершеннолетнему гражданину, страдающему соответствующим заболеванием, с учетом необходимости проживания в нем также его родителей и других членов семьи, если, исходя из обстоятельств конкретного дела, их совместное проживание является определяющим для состояния здоровья несовершеннолетнего, его развития и интеграции в общество и при наличии у публичного образования фактических возможностей для предоставления жилого помещения соответствующей площади.

Конкретные обстоятельства, влияющие на предоставление жилья ребенку-инвалиду отдельно либо также и членам его семьи, должен устанавливать правоприменительный орган (принимающий конкретное решение), который обязан не только обеспечить защиту прав ребенка-инвалида, но также и закрепленные в п. 2 и 3 ст. 38 Конституции РФ права семьи и отдельных ее членов, в первую очередь родителей и их несовершеннолетних детей.

Читать еще:  О страховых выплатах из Фонда социального страхования РФ

Конституционно-правовой смысл п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ о праве ребенка-инвалида и членов его семьи на внеочередное получение жилья, выявленный Конституционным Судом РФ в указанном постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике. Данное постановление действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Предоставление ребенку-инвалиду и членам его семьи жилья, находящегося в непосредственной близости от места лечения, осуществляется исходя из наличия такой возможности у публично-правового органа.

Решение Верховного суда: Определение N 80-КГ16-7 от 16.08.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 августа 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Суховой А Б , Сухова А С , Теребилова С А к администрации муниципального образования «Барышский район» Ульяновской области о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма предоставлении благоустроенного жилого помещения по договору социального найма, взыскании компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Суховой А Б , Сухова А С , Теребилова С А на решение Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения Суховой А.Б., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения относительно доводов кассационной жалобы представителя администрации муниципального образования «Барышский район» Ульяновской области Кулишовой Н.Е.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Сухова А.Б., Сухов А.С. и Теребилов С.А. обратились в суд с иском к администрации МО «Барышский район» Ульяновской области (далее администрация) о признании за ними права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, возложении обязанности предоставить по договору социального найма благоустроенное жилое помещение в виде отдельной квартиры общей площадью не менее кв.м состоящей не менее чем из 2 комнат, находящейся в черте г.

области и отвечающей установленным санитарным и техническим требованиям, компенсации морального вреда в размере 100 000 руб. в пользу каждого из истцов. В обоснование требований истцы сослались на то, что по договору социального найма занимали кв. , расположенную в д. по ул. области. 25 ноября 2004 г. произошел пожар, в результате которого дом уничтожен. С 2004 года истцы неоднократно обращались к ответчику с вопросом о предоставлении другого жилого помещения по договору социального найма, однако до настоящего времени жилье не предоставлено. В 2010 году Сухова А.Б. поставлена на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий как малоимущая на общих основаниях. Решением жилищно-бытовой комиссии от 29 апреля 2015 г истцам отказано во включении в льготный список на получение жилья Поскольку утраченное жилое помещение после пожара стало непригодным для проживания, истцы считают, что имеют право на внеочередное обеспечение жильем.

Решением Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. исковые требования Суховой А.Б., Сухова А.С, Теребилова С.А удовлетворены частично. За истцами признано право на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма. На администрацию возложена обязанность предоставить истцам по договору социального найма благоустроенное жилое помещение в виде отдельной квартиры общей площадью не менее кв.м, состоящей не менее чем из 2 комнат, находящейся в черте г. области и отвечающей установленным санитарным и техническим требованиям. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г. решение суда первой инстанции отменено в части возложения на ответчика обязанности по внеочередному предоставлению жилого помещения по договору социального найма и в этой части постановлено новое решение, которым в удовлетворении данных требований отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Суховой А.Б., Суховым А.С. и Теребиловым С.А поставлен вопрос об отмене в части судебных актов, как вынесенных с нарушением требований закона.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы заявителей судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 13 мая 2016 г. было истребовано дело в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 7 июля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены в части судебного постановления апелляционной инстанции.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении судебного постановления апелляционной инстанцией такие нарушения норм материального права были допущены.

Судом установлено, что по адресу:,

с 26 ноября 1996 г. зарегистрирован Теребилов С.А с 25 января 2002 г. — Сухова А.Б. и Сухов А.С. (л.д. 11).

Данная квартира была предоставлена Суховой (ранее — Теребиловой) А.Б и ее сыну Теребилову С.А. на основании постановления главы города Барыша от 12 февраля 2002 г. № 56, что подтверждается ордером № 25 (л.д. 98).

Согласно справке от 29 марта 2009 г. № 9, выданной отделением Государственного пожарного надзора по г. Барышу и Барышскому району, 25 ноября 2004 г. в д. по ул. произошел пожар, в результате которого уничтожены жилой дом, квартира и имущество Суховой А.Б. (л.д. 97).

27 декабря 2004 г. Сухова А.Б. обратилась к главе города Барыша с просьбой о включении ее, мужа Сухова А.С. и сына Теребилова С.А. в список жильцов, пострадавших от пожара, для получения жилищного сертификата (л.д. 51).

Постановлением главы города Барыша от 17 февраля 2005 г. № 597 жилой дом по ул. выведен из жилого фонда (л.д. 73).

В соответствии с выпиской из реестра муниципального имущества МО «Барышский район» в реестре муниципального имущества МО «Барышский район» кв. № в доме № по ул. не числится.

На основании распоряжения главы администрации Ульяновской области от 1 марта 2005 г. № 197-р в целях оказания материальной помощи пострадавшим в результате пожара в двухэтажном 20-квартирном доме расположенном по адресу комитету социальной защиты населения администрации области выделены 2 100 000 рублей за счет средств резервного фонда администрации области на оказание целевой адресной материальной помощи жителям, пострадавшим в результате пожара согласно приложению. Непосредственно истцам выделено по 50 000 руб. каждому (л.д. 38, 39).

19 марта 2010 г. жилищно-бытовой комиссией администрации муниципального образования «Барышский район» (протокол № 3) семья Суховой А.Б. признана ответчиком малоимущей и нуждающейся в жилом помещении из-за утраты жилого помещения в результате пожара, а также поставлена на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях предоставляемых по договорам социального найма (л.д. 84).

29 апреля 2015 г. жилищно-бытовой комиссией администрации муниципального образования «Барышский район» (протокол № 4) рассмотрено повторное обращение Суховой А.Б. по вопросу внеочередного предоставления жилого помещения по договору социального найма. В удовлетворении заявления отказано со ссылкой на истечение срока давности события послужившего причиной для льготы (л.д. 17).

Удовлетворяя требования истцов о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения, суд первой инстанции исходил из того, что в связи с утратой ими жилого помещения у ответчика возникла обязанность по предоставлению другого жилого помещения, равнозначного ранее занимаемому. В удовлетворении требования о компенсации морального вреда суд отказал.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований истцов о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения, возложении обязанности предоставить жилое помещение по договору социального найма во внеочередном порядке и вынес в данной части новое решение, которым в удовлетворении данных требований отказал, сославшись на то, что администрацией истцам была выплачена денежная компенсация за утраченное в результате пожара жилое помещение и имущество в размере, достаточном для приобретения жилого помещения в г. Барыше.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение в данной части принято с нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным законом.

Согласно статье 91 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего до 1 марта 2005 г., граждане выселяются из жилых домов государственного и общественного жилищного фонда с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения, если: 1) дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу; 2) дом (жилое помещение) грозит обвалом; 3) дом (жилое помещение) подлежит переоборудованию в нежилой.

Согласно статье 87 Жилищного кодекса Российской Федерации, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит переводу в нежилое помещение или признано непригодным для проживания выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

В части 1 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленных данным Кодексом случаев.

Установив, что семья Суховой А.Б. признана ответчиком малоимущей и нуждающейся в жилом помещении в связи с утратой жилого помещения принята на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, суд первой инстанции удовлетворил иск в части признания за истцами права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма и возложения на ответчика обязанности предоставить жилое помещение указав при этом, что такое предоставление носит компенсационный характер и гарантирует гражданам условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними.

Вывод суда апелляционной инстанции об отказе истцам в иске о предоставлении жилого помещения взамен утраченного основан на том, что право истцов на благоустроенное жилое помещение было реализовано путем выплаты им после пожара 150 000 руб. согласно распоряжению главы администрации Ульяновской области от 1 марта 2005 г. № 197-р.

Между тем данный вывод является ошибочным.

Из названного выше распоряжения следует, что целью выделения денежных средств являлось оказание материальной помощи гражданам пострадавшим в результате пожара, и возмещение материального ущерба, понесенного в результате порчи имущества, принадлежащего им. Распределение денежных средств не ставилось в зависимость от занимаемой гражданами жилой площади, а выделялось каждому пострадавшему адресно.

Необоснованным является и вывод суда апелляционной инстанции о том что права на внеочередное предоставление жилого помещения истцы не имеют по причине того, что на момент пожара в квартире не проживали. Временное отсутствие в занимаемом по договору социального найма жилом помещении не влечет прекращение права граждан на пользование этим жильем, кроме того ответчиком требование о признании истцов утратившими право пользования жилым помещением в связи с выездом на другое место жительства не заявлялось.

На момент пожара договор социального найма жилого помещения расторгнут не был. Последующие действия администрации по выплате материальной помощи, постановке на учет в качестве нуждающихся в предоставлении жилого помещения свидетельствуют о том, что ответчик признавал за истцами право на жилое помещение, пришедшее в непригодное состояние.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г. в части отмены решения Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. об удовлетворении требований истцов к администрации о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, предоставлении благоустроенного жилого помещения по договору социального найма и вынесения в данной части нового решения об отказе в иске подлежит отмене, а решение Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. в данной части оставлению в силе.

В остальной части обжалуемое определение суда апелляционной инстанции подлежит оставлению без изменения, поскольку его выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального права.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г. в части отмены решения Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. об удовлетворении исковых требований Суховой А Б , Сухова А С и Теребилова С А к администрации муниципального образования «Барышский район» о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, предоставлении благоустроенного жилого помещения по договору социального найма, и вынесении в данной части нового решения об отказе в иске — отменить.

Решение Барышского городского суда Ульяновской области от 30 июля 2015 г. в данной части оставить в силе.

В остальной части апелляционное определение судебной коллеги по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27 октября 2015 г оставить без изменения.

КС разъяснил порядок обеспечения жильем недееспособных граждан

1 февраля Конституционный Суд вынес Постановление № 3-П по делу о проверке конституционности п. 3 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса и ч. 3 ст. 17 Закона о социальной защите инвалидов в РФ. Согласно первой норме, жилые помещения по договорам социального найма вне очереди предоставляются гражданам, страдающим тяжелыми формами ряда хронических заболеваний. Исходя из второй нормы, инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов, нуждающиеся в улучшении жилищных условий и вставшие на учет после 1 января 2005 г., обеспечиваются жильем в соответствии с жилищным законодательством РФ.

Отказ в предоставлении инвалиду жилья повышенной площади для проживания с ней опекунов

Как следует из материалов дела, жительница Астрахани К. является инвалидом I группы по зрению с детства и нуждается в постоянном постороннем уходе. Кроме того, она страдает тяжелой формой хронического заболевания, при которой невозможно совместное проживание граждан в одной квартире. В 2011 г. К. признана недееспособной, а в 2012 г. ее мать – гражданка Г. – назначена опекуном.

С 2012 г. Г., ее муж В. и дочь К. (семья из трех человек) состоят на учете в качестве нуждающихся в жилье, предоставляемом по договору социального найма из муниципального жилищного фонда. При этом К. также включена в список лиц, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний и состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

В августе 2013 г. суд удовлетворил иск прокурора, поданный в интересах семьи, обязав администрацию Астрахани предоставить ей вне очереди благоустроенное жилье по договору социального найма с учетом дополнительной жилой площади, предусмотренной для инвалидов. Тем не менее апелляция отменила решение и вынесла новый судебный акт, согласно которому администрация обязана предоставить по договору социального найма благоустроенное жилое помещение только К. как лицу, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, указанного в предусмотренном п. 4 ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса перечне.

После принятия Конституционным Судом Постановления от 22 января 2018 г. № 4-П, которым был выявлен конституционно-правовой смысл п. 3 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса, Г. обратилась в суд с иском к органу местного самоуправления о предоставлении дочери во внеочередном порядке жилья по договору социального найма с учетом дополнительной площади, необходимой для совместного проживания с ней родителей. Тем не менее суды отказали в удовлетворении заявления со ссылкой на то, что родители инвалида не обладают самостоятельным правом на получение жилого помещения по договору соцнайма вне очереди, а их право проживать с дочерью в жилье, которое будет ей предоставлено во исполнение ранее принятого судебного постановления, не оспаривается. В дальнейшем кассационные инстанции, включая Верховный Суд, отказались рассматривать кассационную жалобу заявительницы.

Конституционный Суд подчеркнул, что необходимо учитывать все обстоятельства

В жалобе в Конституционный Суд Г. указала на несоответствие п. 3 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса и ч. 3 ст. 17 Закона о социальной защите инвалидов в РФ Основному Закону государства. По ее мнению, спорные нормы лишают совершеннолетних граждан-инвалидов, страдающих тяжелой формой хронического заболевания, при которой невозможно совместное проживание с ними в одной квартире, и нуждающихся в круглосуточном уходе и постоянной опеке, права на дополнительную жилую площадь в случае постановки их на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий после 1 января 2005 г., а также ущемляют права опекунов таких граждан.

Изучив материалы дела, Конституционный Суд отметил, что предметом рассмотрения будет п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК постольку, поскольку в системе действующего правового регулирования он определяет основания и условия предоставления жилого помещения по договору социального найма гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, указанного в правительственном перечне соответствующих заболеваний (в том числе инвалиду, когда такое лицо признано недееспособным, имеет назначенного ему опекуна и нуждается в постоянном постороннем уходе).

Высшая судебная инстанция пояснила, что граждане, страдающие тяжелой формой хронических заболеваний и признанные судом недееспособными, тем более могут нуждаться в соответствующем уходе с постоянным присутствием опекуна, не считая случаев, когда они помещены под надзор в образовательные, медицинские или социальные организации. На это указывает и закрепление в ч. 4 ст. 16 Закона об опеке и попечительстве возможности опекуна безвозмездно пользоваться жилым помещением, принадлежащим подопечному, в соответствующем порядке при удаленности его места жительства от места жительства подопечного, а также при наличии других исключительных обстоятельств.

В связи с этим КС счел, что предоставление жилого помещения в порядке, предусмотренном п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, в расчете лишь на самого гражданина, страдающего тяжелой формой хронического заболевания из числа указанных в перечне, предусмотренном п. 4 ч. 1 ст. 51 этого Кодекса, когда он признан недееспособным и нуждается по состоянию здоровья в постоянном уходе, который осуществляет опекун, способно привести к нарушению ряда конституционных установлений и правовых позиций. При этом Суд отметил, что сказанное, однако, не предрешает обязательного получения недееспособным совершеннолетним гражданином, страдающим заболеванием указанной категории, жилого помещения на таких условиях, когда и его опекуну было бы обеспечено право социального найма того же помещения при соблюдении нормы предоставления в отношении их обоих.

«Так, если сам опекун не принят на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, то, по общему правилу, другое жилое помещение не может быть ему предоставлено на условиях социального найма даже для проживания вместе с подопечным. Более того, не исключено, что при определенных жилищных условиях опекуна подопечный, который является членом его семьи, может проживать и в его жилище. Предоставление жилого помещения гражданину, страдающему тяжелой формой соответствующего хронического заболевания и признанному недееспособным, в размере, превышающем соответствующую норму в расчете на одно лицо, возможно при неодинаковых условиях и с разными правовыми последствиями, с тем чтобы обеспечить проживание такого гражданина вместе с его опекуном», – отмечено в постановлении КС РФ.

В исключительных ситуациях, если предоставление жилья с превышением нормы предоставления не более чем в два раза, с тем чтобы опекун осуществлял постоянный уход за подопечным без вселения в жилое помещение или, напротив, в качестве члена семьи нанимателя, невозможно (в частности, в связи с отсутствием помещений подходящего размера) и если опекун недееспособного гражданина, страдающего тяжелой формой соответствующего хронического заболевания, является членом его семьи (супругом или близким родственником), осуществляющим за подопечным постоянный уход, и принят на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, подопечному нельзя отказать в обеспечении жильем вне очереди на основании оспариваемой нормы только в силу того, что его опекун сам не относится к лицам, обеспечиваемым жильем по договору социального найма вне очереди. «Конституционно значимым целям отвечало бы предоставление жилого помещения по договору социального найма такому гражданину и опекуну, в том числе с учетом положений ст. 58 ЖК РФ. В этом случае, поскольку жилое помещение предназначено для вселения гражданина, страдающего одной из тяжелых форм хронических заболеваний, указанных в соответствующем перечне, также возможно превышение нормы предоставления на одного человека, но не более чем в два раза (ч. 2 данной статьи)», – подчеркнул Суд.

Таким образом, отметил КС, п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, на основании которого гражданам, страдающим тяжелыми формами ряда хронических заболеваний, предоставляются вне очереди жилые помещения по договорам социального найма, обязывает правоприменительные органы учитывать все заслуживающие внимания обстоятельства. Это означает, что спорный пункт предполагает принятие решения о предоставлении вне очереди жилого помещения недееспособному гражданину-инвалиду, страдающему соответствующим хроническим заболеванием и нуждающемуся по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе. При этом должна учитываться площадь, которая была бы достаточна, чтобы обеспечить такому лицу, помимо отдельного проживания, возможность получать такой уход и должное содействие в удовлетворении особых его потребностей, когда требуется постоянное нахождение с ним в предоставляемом ему жилье опекуна или проживание с ним супруга или близкого родственника в качестве члена семьи нанимателя.

«Если же предоставление жилого помещения гражданину, страдающему тяжелой формой соответствующего хронического заболевания, на таких условиях невозможно, реализация им права на внеочередное получение жилого помещения по договору социального найма возможна в рамках предоставления жилого помещения по договору социального найма ему и его принятому на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий опекуну – члену его семьи по смыслу семейного законодательства (супругу или близкому родственнику), осуществляющему за ним постоянный уход», – отмечено в постановлении Суда. Таким образом, КС РФ счел, что спорный пункт соответствует Конституции, и распорядился пересмотреть судебные акты по делу граждан Г. и К.

Эксперты оценили выводы КС

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина отметила, что жилищное законодательство с принятием ЖК РФ в 2005 г. значительно сократило количество категорий граждан, имеющих право на внеочередное улучшение жилищных условий. «Сейчас подлежат улучшению во внеочередном порядке жилищные условия исключительно граждан, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, установленных законодательством. При этом, согласно законодательству, подлежат улучшению жилищные условия только самого гражданина, имеющего хроническое заболевание, и исключается улучшение жилищных условий во внеочередном порядке членам его семьи, также состоящим на жилищном учете», – пояснила она.

По словам эксперта, на практике очень часто и остро встает вопрос о нарушении прав людей, имеющих заболевание, поскольку по факту улучшают жилищные условия исключительно им, и они вынуждены проживать без членов семьи. «В настоящее время мы также представляем интересы лица, имеющего заболевание, позволяющее лицу вне очереди улучшить жилищные условия. Местные органы улучшают ему одному жилищные условия, хотя члены его семьи также состоят на жилищном учете. При этом нашего доверителя переселяют от членов его семьи на значительное расстояние. Наша позиция сводится к тому, что доверителю в связи с заболеванием необходим посторонний уход», – рассказала Анна Минушкина.

По ее мнению, постановление КС РФ является логичным продолжением целей социальной политики, которая обязывает принимать меры по обеспечению благополучия граждан, их социальной защищенности. «Исходя их указанного смысла, при улучшении жилищных условий гражданам, имеющим заболевание, предусмотренное перечнем, подлежат также улучшению и жилищные условия опекуну указанного лица, который также состоит на жилищном учете, а при наличии нескольких лиц, осуществляющих уход за недееспособным лицом, необходимо улучшать жилищные условия одновременно также и членам семьи», – резюмировала эксперт.

Партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев полагает, что Конституционный Суд, как и в большинстве случаев при рассмотрении жалоб, касающихся социальной сферы, постарался найти баланс между интересами гражданина, имеющего право на социальную защиту со стороны государства, и интересами самого государства.

«С одной стороны, КС указал, что гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, должно быть предоставлено вне очереди жилое помещение по договору социального найма с учетом обеспечения отдельного проживания в таком помещении как его самого, так и его опекуна для того, чтобы опекун мог надлежащим образом обеспечивать уход и должное содействие в удовлетворении особых потребностей подопечного. При этом Суд делает оговорку о том, что такая возможность может быть предоставлена тогда, когда опекун и подопечный состоят в близких родственных отношениях в соответствии с семейным законодательством. С другой стороны, он говорит, что площадь жилого помещения, предоставляемого во внеочередном порядке гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, не должна превышать норму предоставления более чем в два раза», – отметил эксперт.

Антон Алексеев полагает, что Конституционный Суд сделал важный вывод о том, что предоставление гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, жилого помещения для отдельного проживания без учета площади для проживания с ним опекуна, являющегося близким родственником и членом семьи, является нарушением прав самого подопечного и препятствует исполнению опекунами обязанностей, возложенных на них законом. «Однако Суд также указал, что внеочередное предоставление лицу, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, жилого помещения с учетом площади, необходимой для проживания с ним членов его семьи (включая опекуна), должно осуществляться, исходя из обстоятельств конкретного дела и при наличии у публичного образования возможности предоставления жилого помещения соответствующей площади. Последнее обстоятельство на практике может лишить все выводы КС РФ правовой ценности при рассмотрении подобных споров в суде», – подчеркнул юрист.

Судебная практика внеочередное предоставление жилья

нужна судебная практика о признании права на внеочередное предоставление жилья по договору социального найма

Читать еще:  Какие льготы существуют для малоимущих при оплате услуг ЖКХ

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 июля 2014 г. по делу N 33-29002

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Грибовой Е.Н., судей Гончаровой О.С. и Дорохиной Е.М., при секретаре В.А.В., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Гончаровой О.С. дело по апелляционной жалобе представителя Департамента жилищной политики и жилищного фонда гор. Москвы по доверенности Ц. на решение Пресненского районного суда гор. Москвы от 29 ноября 2013 г., которым постановлено:
— Обязать Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы предоставить К.Ю. жилое помещение по договору социального найма вне очереди.

К.Ю. обратился в суд с иском к ДЖП и ЖФ гор. Москвы об обязании предоставить ему жилое помещение по договору социального найма вне очереди, указав, что зарегистрирован и проживает в комнате площадью жилого помещения кв. м, жилой кв. м в 3-комнатной коммунальной квартире N , д. . В указанной комнате зарегистрированы по месту жительства шесть человек. С г. он один состоит на учете по улучшению жилищных условий по категории «тяжелобольные». Он по состоянию здоровья имеет право на внеочередное предоставление жилой площади. Однако жилая площадь до настоящего времени ему не предоставлена, и он был исключен из программы обеспечения жильем на г., в связи с не предоставлением запрашиваемых документов.
Истец в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом.
Представитель Департамента жилищной политики и жилищного фонда гор. Москвы в судебное заседание не явился, извещался судом, по доводам, изложенным в письменных возражениях, просил в удовлетворении иска отказать.
Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит представитель Департамента жилищной политики и жилищного фонда гор. Москвы по доверенности Ц.
Проверив материалы дела, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя Департамента жилищной политики и жилищного фонда гор. Москвы, извещенного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, выслушав представителя К.Ю. по доверенности К.О., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда постановленного в соответствии с требованиями действующего законодательства и представленными доказательствами.
Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правомерно руководствовался положениями ст. ст. 52, 57 ЖК РФ, а также положениями Федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ».
Из материалов дела усматривается, что истец проживает и зарегистрирован по месту жительства в комнате площадью жилого помещения кв. м, жилой площадью кв. м в 3-комнатной коммунальной квартире вместе с ним в указанной комнате зарегистрированы по месту жительства еще шесть человек (сын К., бывшая жена К., отец бывшей жены К., сестры бывшей жены К. и Д.Е., сын сестры бывшей жены — Д.)
Истец с г. один состоит на учете по улучшению жилищных условий по категории «.». К.Ю. имеет тяжелую форму хронического заболевания, что препятствует его проживанию совместно с другими лицами в одной квартире. Наличие заболевания у истца, указанного в Перечне, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 16.06.2006 г. дает право на предоставление ему жилого помещения во внеочередном порядке. Данные обстоятельства подтверждаются письмом филиала N .
Согласно положениям ст. 57 Жилищного кодекса РФ для отдельных категорий граждан законодатель предусмотрел возможность предоставления жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении. По смыслу данной нормы, предоставление таким гражданам жилых помещений по договорам социального найма вне очереди не предполагает включение их в какую-либо очередь, однако и не исключает возможность их предварительного принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, поскольку сам по себе факт такого учета означает констатацию уполномоченным на то органом наличия предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации и (или) федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации оснований для признания гражданина нуждающимся в жилом помещении а, как следствие, реализации его права на предоставление жилого помещения по договору социального найма.
К лицам, имеющим право на внеочередное предоставление жилых помещений по договорам социального найма, относятся, в частности. граждане, страдающие тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в Перечне, утв. Правительством РФ. Данная норма, устанавливает особый (льготный) порядок реализации жилищных прав указанной в ней категории граждан, и направлена на их защиту, согласуется с положениями статей 40 и 41 Конституции РФ.
Согласно письма от 17.09.2012 г. УДЖП и ЖФ гор. Москвы, истец был включен в программу обеспечения жилыми помещениями в г. и ему была предложена однокомнатная квартира, расположенная по адресу , на получение которой истец дал согласие. Данные обстоятельства подтверждаются материалами дела и не оспариваются сторонами.
Однако в установленном законом порядке распоряжение ДЖП и ЖФ гор. Москвы о предоставлении К.Ю. указанной жилой площади издано не было, в связи с тем, что им не представлены копии паспортов на всех лиц, проживающих с ним совместно.
Между тем, К.Ю. один состоит на учете по улучшению жилищных условий, и в связи с наличием хронических заболеваний имеет право на внеочередное предоставление жилой площади и действующее законодательство, как правильно указал суд, не содержит положений, ставящих вопрос о предоставлении жилой площади данной категории лиц в зависимость от предоставления ими документов на граждан, зарегистрированных вместе с ними, но не состоящими на жилищном учете.
Вынося обжалуемое решение, суд первой инстанции принял во внимание, что ответчик был поставлен в известность (заявление В.А.Е.) о невозможности К.Ю. предоставить требуемые документы, поскольку он находится на излечении в Психиатрической больнице N .
При таких обстоятельствах, суд правомерно удовлетворил требования К.Ю. и обязал Департамент жилищной политики и жилищного фонда гор. Москвы предоставить ему жилое помещение вне очереди по договору социального найма.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они подтверждаются материалами дела и соответствуют требованиям закона, которые подлежат применению к данным правоотношениям. Значимые по делу обстоятельства определены судом правильно. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом не допущено.
Доводы апелляционной жалобы представителя ДЖП и ЖФ гор. Москвы не содержат правовых оснований для отмены решения, поскольку направлены на иную оценку доказательств и толкования норм материального права.
Иных доводов, которые могли бы являться основанием к отмене решения суда, апелляционная жалоба не содержит. Как усматривается из текста апелляционной жалобы ответчиком не оспаривается право К.Ю. на получение жилой площади вне очереди и наличие обязанности у Департамента на ее предоставление.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ судебная коллегия,

Решение Пресненского районного суда гор. Москвы от 29 ноября 2013 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя Департамента жилищной политики и жилищного фонда гор. Москвы по доверенности Ц. — без удовлетворения.

Дело N80-КГ16-7. О признании права на внеочередное предоставление жилья, обязании предоставить жилье.

1. Если наниматель служебного жилья использовал своё право на приватизацию другого жилья, то даже при наличии у него выслуги, позволяющей приватизировать служебную квартиру, её нельзя приватизировать в пользу членов семьи

Предоставленное законодательством право на приватизацию служебного жилья распространяется только на специального субъекта – носителя соответствующего права (например, на гражданина, отслужившего в системе МВД России более 10 лет), а не на членов его семьи.

Поэтому если глава семьи ранее уже использовал своё единственное право на приватизацию, то эта служебная квартира не может быть приватизирована не использовавшими указанное право членами его семьи. Не будучи специальными субъектами, у них нет права на приватизацию служебного жилья (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 сентября 2018 г. № 2-КГ18-6).

2. Для приватизации служебной квартиры не обязательно предварительно снимать с неё служебный статус и заключать договор соцнайма

Управление Росреестра приостановило государственную регистрацию права собственности на служебную квартиру, переданную в собственность заявителя в порядке приватизации, со ссылкой на необходимость предварительного снятия с неё служебный статус и заключить договор социального найма.

Суды согласились с законностью приостановления, отказав заявителю в административном иске об оспаривании решения госрегистратора.

Верховный Суд РФ судебные постановления отменил, сославшись на наличие у местной администрации как собственника жилищного фонда полномочия распоряжаться им по основаниям, установленным законом, и что снятия служебного статуса для этого не требуется (определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 19 октября 2018 г. № 18-КГ18-150)

3. Несоблюдение порядка отнесения жилого помещения к числу служебных не свидетельствует о его предоставлении по договору социального найма

Находящаяся в краевой собственности квартира была предоставлена работнику краевого учреждения по договору найма служебного жилого помещения с оформлением регистрации по месту жительства.

После прекращения трудовых отношений администрация края обратилась в суд с иском о выселении бывшего работника с членами семьи без предоставления другого жилья. Ответчик обратился со встречным иском о признании приобретшим право пользования квартирой на условиях договора социального найма.

Районный суд основной иск удовлетворил, а во встречном отказал по причине прекращения жилищных прав в связи с увольнением.

Краевой суд решение отменил, отказал в выселении и признал право пользования квартирой по соцнайму в связи с непринятием решения об отнесении квартиры к служебному жилью.

Верховный Суд РФ отменил апелляционное определение, сославшись на то, что несоблюдение порядка отнесения квартиры к служебной не свидетельствует о её предоставлении по договору социального найма. К тому же, ответчик не был очередником и не имел права на предоставление жилья по договору социального найма. Поэтому право пользования квартирой на условиях соцнайма у него не возникло (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 11 сентября 2018 г. № 18-КГ18-147).

4. Исковая давность о выселении не начинается со дня увольнения, т.к. увольнение не прекращает договор найма автоматически, а лишь служит основанием для его прекращения, и жилищные отношения являются длящимися

Суд отказал наймодателю в иске о выселении бывшего работника в связи с истечением срока исковой давности на обращение в суд, исчисленного со дня увольнения.

Отменяя это решение, Верховный Суд РФ сослался на то, что исковая давность о выселении не начинается со дня увольнения, т.к. увольнение не прекращает договор найма автоматически, а лишь служит основанием для его прекращения, и жилищные отношения являются длящимися (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 11 сентября 2018 г. № 18-КГ18-147).

5. В случае предоставления жилого помещения в общежитии неуполномоченным на то учреждением право пользования им не возникает даже при наличии там регистрации по месту жительства

Комната в общежитии была предоставлена городским филиалом ФГУП «Почта России» по ходатайству Союза ветеранов Афганистана гражданам, не являвшимся работниками почты, и они были зарегистрированы в нём по месту жительства.

ФГУП «Почта России» обратилась в суд с иском о признании их неприобретшими право пользования жильём, выселении и выписке.

Районный суд иск удовлетворил, а апелляционный это решение отменил и в иске отказал, сославшись на то, что поскольку это здание подлежало передаче в муниципальную собственность, то в силу ст. 7 Вводного закона к ЖК РФ утратило статус общежития и на проживание граждан, зарегистрированных по месту жительства, теперь распространены нормы ЖК РФ о договоре соцнайма.

Верховный Суд РФ апелляционное определение отменил, т.к. почтовый филиал не вправе был предоставлять жильё в общежитии, и к тому же — неработникам почты, а миграционная служба – регистрировать их в нём. Ходатайство афганского общества, не будучи основанием возникновения жилищных отношений, правового значения не имеет (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 2 октября 2018 г. № 18-КГ18-180).

6. При выселении из служебного жилого помещения следует учитывать обе гарантии невыселения, предусмотренные ст. 13 Вводного закона к ЖК РФ, при отсутствии хотя бы одной из которых возможно выселение без предоставления другого жилья

Городская администрация обратилась в суд с иском о выселении из служебной квартиры бывшего работника муниципальной жилищной организации, отработавшего в ней более 10 лет.

Суды двух инстанций в удовлетворении иска отказали со ссылкой на ст. 13 Вводного закона к ЖК РФ, запрещающей выселение граждан, приобретших гарантии невыселения по ранее действовавшему законодательству и состоящих или способных стоять на жилищном учёте. Поэтому ответчик, как проработавший в муниципальной организации к 1 марта 2005 г. свыше 10 лет, не может быть выселен вникуда в силу ст. 108 ЖК РСФСР.

Верховный Суд РФ отменил судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение в городской суд, поскольку судами не выяснялся вопрос состояния или наличия у ответчика оснований стоять на жилищном учете, что предусмотрено ст. 13 Вводного закона к ЖК РФ (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 4 сентября 2018 г. № 45-КГ18-11).

7 . В случае ошибочного предоставления в собственность в порядке приватизации служебного жилья, местная администрация не вправе отменить своё же постановление о его приватизации, а должна обращаться в суд
Из рассмотренных Верховным Судом РФ необычных дел можно выделить 2 следующих.
Администрация г.Бронницы предоставила 2 служебные квартиры в собственность в порядке приватизации начальнику пожарной части и учителю, не состоящим на муниципальном жилищном учете (учитель состояла на ведомственном жилищном учете и после предоставления этой квартиры была с него снята).
Затем с обоими семьями администрация заключила договоры соцнайма, после чего – договоры передачи квартир в собственность в порядке приватизации. Через несколько лет администрация отменила свои постановления в порядке самоконтроля, постановив прекратить право частной собственности и считать квартиры специализированным жилищным фондом, находящимся в собственности администрации.
Суды двух инстанций удовлетворили иски районного прокурора в интересах неопределенного круга лиц к местной администрации и гражданам о признании недействительными договоров приватизации и прекращении зарегистрированного права собственности.
Верховный Суд РФ судебные постановления отменил, т.к. реализация полномочий органов местного самоуправления должна быть предсказуемой, обоснованной и соответствовать закону, а не их усмотрению и не нарушать законных прав других лиц. Правила отнесения жилья к спецжилфонду (постановление Правительства РФ от 26 января 2006 г. № 42) не допускают отнесения к числу служебных жилых помещений, занятых по договорам соцнайма, найма, аренды либо с иными обременениями прав ( определения Судебной коллегии по гражданским делам от 3 апреля 2018 г. № 4-КГ18-4 и от 30 октября 2018 г. № 4-КГ18-66 ).

8. Проживающие в служебном жилье и прекратившие службу бывшие сотрудники некоторых правоохранительных органов, имеющие выслугу не менее 10 лет, не могут быть выселены из этого жилья вникуда независимо от того, приобрели ли они право на невыселение по ранее действовавшему законодательству (т.е. до 1 марта 2005 г.)

«Типовым положением о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в оперативное управление органам внутренних дел, органам федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации», утвержденным постановлением Правительства РФ от 17 декабря 2002 г. № 897, предусмотрена недопустимость выселения без предоставления другого жилья проживающих в служебном жилом помещении и прекративших службу (военную службу) сотрудников (военнослужащих), имеющих выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет (п. 28 Типового положения).

Вышеназванное Типовое положение устанавливает дополнительные по сравнению со ст. 103 ЖК РФ и ст. 13 Вводного закона к ЖК РФ льготы для сотрудников каждого из вышеназванных ведомств, которые являются специальными субъектами в правоотношениях по проживанию в предоставленных им служебных жилых помещениях.

Указанная правовая позиция изложена в определениях Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 декабря 2018 г. № 6-КГ18-14, от 18 апреля 2017 г. № 67-КГ17-5, от 27 сентября 2016 г. № 44-КГ16-17, апелляционных определениях Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 апреля 2018 г. № 33-11787, от 26 июня 2018 г. № 33-27726.

9. Членов семьи собственника, отказавшихся от приватизации занимаемого жилого помещения, нельзя выселить из него даже по иску нового собственника, в пользу которого обращено это заложенное жилье

Весьма интересное решение вынес Верховный Суд РФ по жилищным правам членов семьи собственника квартиры, заложенной по договору ипотечного кредита, по которому с собственника судом взыскана задолженность в виде квартиры.

Итак, вступившим в законную силу решением суда с собственника квартиры взыскана задолженность в пользу предоставившего ипотечный кредит банка.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с иском о прекращении права пользования квартирой, заложенной по кредитному договору ипотеки, выселении и снятии с регистрационного учета собственника квартиры и членов его семьи.

Члены семьи собственника обратились со встречным иском к ООО о признании за ними права пользования квартирой как за отказавшимися от её приватизации в пользу одного собственника (ст. 19 Вводного закона к ЖК РФ).

Суд первой инстанции вынес противоречивое решение. Определением апелляционного суда основной иск удовлетворен, во встречном отказано.

Высшая судебная инстанция отменила апелляционное определение, отказала в основном иске и удовлетворила встречный, признав за членами семьи собственника гарантированное законом право пользования квартирой, которое действует даже в отношении нового собственника квартиры (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 24 апреля 20018 г. № 4-КГ18-5).

Обзор подготовлен МОО «Правозащитная организация «Восход»

Решение суда о предоставлении жилья взамен аварийного и подлежащего сносу № 2-2857/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

02 августа 2017 года г. Ульяновск

Ленинский районный суд г. Ульяновска в составе:

председательствующего судьи Бирюковой О.В.,

при секретаре Платовой А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кожевниковой ФИО12, действующей в своих интересах и в интересах Усмановой №, Шевченко ФИО13, Шевченко ФИО14, Павленко ФИО15, Данилова ФИО16 о предоставлении жилья взамен аварийного и подлежащего сносу

Истица ФИО5, действуя в своих интересах и в интересах ФИО6 обратилась с указанным иском к ответчику.

Определением суда от 30.06.2017г. к участию в деле в качестве соистцов привлечены ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО7.

В обоснование иска истцы указали, что проживают в аварийном двухквартирном жилом доме, по адресу: , , жилая площадь квартиры составляет 27 кв м, сени имеют площадь 19 кв м. Заключением межведомственной комиссии от ДД.ММ.ГГГГ № дом признан аварийным и подлежащим сносу. На неоднократные заявления в администрацию о предоставлении благоустроенного жилого помещения поступали ответы, содержащие отказ в предоставлении жилого помещения взамен аварийного в ближайшие годы. Просят обязать Администрацию в течение 1 месяца с момента вступления в силу решения суда предоставить истцам по договору социального найма благоустроенное жилое помещение, общей площадью не менее 30 кв м..

Истица Шевченко ФИО18 в судебном заседании на иске настаивала. Пояснила, что квартира ей была предоставлена по ордеру Железной дорогой, когда она там работала.

Представитель истцов Жереновская Н.В. в судебном заседании на иске настаивала. Пояснила, что, после дождей дом сдвинулся к железной дороге, жить там в настоящее время опасно для жизни, поэтому истцы переехали жить на съемное жилье. Вторая квартира в данном доме рухнула. В доме нет электричества, воды. Ранее воду привозил водоканал, а техническую воду набирали в колонке, но из-за оползней воду привозить перестали, в колонку воду также сейчас не подают. В общую площадь они включили сени.

Истцы ФИО17 в судебном заседании не участвовали, извещались.

Представитель ответчика администрации города Ульяновска в судебном заседании не участвовал, извещался.

Представитель третьего лица УМС администрации г. Ульяновска Ермаков А.С. в судебном заседании исковые требования не признал. Пояснил, что указанный дом действительно признан аварийным и подлежащим сносу, но процедура до настоящего времени не выполнена, Администрация сроки переселения не определила, денежных средств для предоставления истцам жилого помещения не имеется. Кроме того, площадь квартиры, предоставленной истцам, составляет 21 кв м.

Заслушав истца, представителя истцов, исследовав материалы дела, материалы инвентарного дела, суд полагает, что заявленные исковые требования подлежат удовлетворению.

В соответствии с ч. 1 ст. 57 Жилищного кодекса РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

В силу п. 1 ст. 85 ЖК РФ граждане выселяются из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений по договорам социального найма в случае, если дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу.

Согласно ст. 86 ЖК РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

В соответствии со ст. 89 ЖК РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86 — 88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в границах данного населенного пункта.

Если наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи до выселения занимали квартиру или не менее чем две комнаты, наниматель соответственно имеет право на получение квартиры или на получение жилого помещения, состоящего из того же числа комнат, в коммунальной квартире.

Таким образом, в ч. 2 ст. 57 ЖК РФ предусмотрены исключения из общего правила предоставления жилых помещений гражданам в них нуждающихся, поскольку признание жилого помещения непригодным для проживания, равно как и не подлежащим ремонту или реконструкции, влечет возникновение права на внеочередное предоставление жилого помещения.

Судом установлено, что ФИО2 с составом семьи 6 человек (ФИО5, ФИО6, ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО7) проживает на условиях социального найма в однокомнатной квартире общей площадью 27 кв.м., расположенной по адресу: , , .

находится в аварийном, непригодном для постоянного проживания состоянии.

На основании заключения межведомственной комиссии № от 25.08.2014г. назначенной Главой , постановлением № от ДД.ММ.ГГГГ, многоквартирный дом №№ по признан аварийным и подлежащим сносу в связи с физическим износом в процессе эксплуатации.

Установив указанные обстоятельства, суд с учетом вышеприведенных норм ЖК РФ приходит к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения требований о фактически внеочередном предоставлении жилого помещения истцам по договору социального найма.

Истцы относятся к числу лиц, имеющих право на внеочередное предоставление жилого помещения в силу п. 1 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, поскольку дом, в котором они проживают с семьей, в установленном порядке признан аварийным, непригодным для проживания и ремонту или реконструкции не подлежит.

В законодательстве отсутствуют указания на срок, в течение которого жилье должно быть предоставлено гражданам, имеющим право на его внеочередное предоставление, следовательно, жилье указанной категории граждан должно быть предоставлено незамедлительно после возникновения соответствующего субъективного права — права на получение жилого помещения вне очереди, а не в порядке какой-либо очереди (по списку внеочередников).

Иное толкование положений ст. 57 ЖК РФ противоречит прямо установленному данной нормой исключению из общего порядка очередности предоставления жилых помещений для лиц, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и не подлежащими ремонту или реконструкции.

На основании вышеизложенного, иск следует удовлетворить и обязать ответчика предоставить ФИО2 с составом семьи 6 человек (ФИО5, ФИО6, ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО7) по договору социального найма благоустроенное жилое помещение, отвечающее установленным санитарным и техническим правилам и нормам, в виде отдельной квартиры общей площадью не менее 27 кв. м. в черте МО « ».

Руководствуясь ст.ст. 12, 56, 194 — 198 ГПК РФ, суд

исковые требования ФИО5, действующей в своих интересах и в интересах ФИО6, ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО7 удовлетворить.

Обязать администрацию предоставить ФИО2 с составом семьи 6 человек (ФИО5, ФИО6, ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО7) по договору социального найма благоустроенное жилое помещение, отвечающее установленным санитарным и техническим правилам и нормам, в виде отдельной квартиры общей площадью не менее 27 кв. м. в черте МО « ».

Решение может быть обжаловано в Ульяновский областной суд через Ленинский районный суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья: О.В. Бирюкова

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ЖИЛИЩНЫМ СПОРАМ

Макарова Л.П. обратилась в суд с вышеназванным иском к Администрации города Ульяновска, Управлению муниципальной собственностью Администрации города Ульяновска. Судом к участию в деле в качестве соответчика привлечено Министерство здравоохранения.

Есина О.А. обратилась к Есину Е.А. с вышеназванным иском, просит вселить ее в жилое помещение, расположенное по адресу г. взыскать с ответчика расходы по оплате государственной пошлины в размере 300 руб., расходы по оплате юридических услуг в сумм.

Дело о предоставлении жилого помещения во внеочередном порядке направлено на новое рассмотрение, поскольку вывод суда о необходимости обеспечения истца жилым помещением по нормам предоставления противоречит закону, так как предоставление гражданам в связи со сносом дома другого жилого помещения носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними.

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

от 16 марта 2016 г. N 94

Судья: Абрамова Ж.И. Дело N 44г-40/16

Суд апелляционной инстанции: Меншутина Е.Л.,

Кучинский Е.Н., Беляев Р.В.

Докладчик: Кучинский Е.Н.

Президиум Московского областного суда в составе:

председательствующего Мязина А.М.,

членов президиума Гаценко О.Н., Овчинниковой Л.А., Лащ С.И., Самородова А.А., Соловьева С.В.,

при секретаре К.А.В.,

рассмотрев гражданское дело по иску К.Т.А., действующей также в интересах несовершеннолетних К.А.А., К.А.Д., К.М.Д., к администрации Пушкинского муниципального района Московской области, Комитету по управлению имуществом администрации Пушкинского муниципального района Московской области о признании постановления недействительным, обязании предоставить отдельное жилое помещение, по иску К.Н.П. и К.А.Н. к администрации Пушкинского муниципального района Московской области об обязании предоставить отдельное жилое помещение,

по кассационной жалобе администрации Пушкинского муниципального района Московской области на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 30 сентября 2015 года,

заслушав доклад судьи Абдулгалимовой Н.В.,

объяснения представителя администрации Пушкинского муниципального района Московской области Д., поддержавшего доводы кассационной жалобы,

Читать еще:  Работодатель оплачивает питание работников: разбираемся с налогами и взносами

К.Т.А. обратилась в суд с иском к администрации Пушкинского муниципального района Московской области, Комитету по управлению имуществом администрации Пушкинского муниципального района Московской области о предоставлении жилого помещения во внеочередном порядке.

В обоснование заявленных требований истица указала, что дом, в котором она проживала, признан непригодным для постоянного проживания. Согласно постановлению главы Пушкинского муниципального района Московской области от 31 июля 2012 года она с двумя детьми принята на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма. Постановлением от 07 апреля 2014 года внесены изменения в учетное дело — включена в состав семьи несовершеннолетняя К.М.Д. Жилое помещение администрацией до настоящего времени не предоставлено. Полагала, что жилое помещение должно быть предоставлено ей с детьми с учетом норм предоставления.

К.Н.П., К.А.Н. предъявили исковые требования к администрации Пушкинского муниципального района о предоставлении в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания благоустроенной квартиры в черте г. Пушкино по договору социального найма вне очереди.

Решением Пушкинского городского суда Московской области от 23 июня 2015 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 30 сентября 2015 года решение суда отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований К.Т.А. о предоставлении квартиры, в этой части принято новое решение, которым орган местного самоуправления обязан предоставить К.Т.А. с несовершеннолетними детьми К.А.Д., К.М.Д., К.А.А. вне очереди изолированное благоустроенное жилое помещение в черте города Пушкино Московской области общей площадью не менее 56 кв. м по нормам предоставления. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе администрация Пушкинского муниципального района Московской области просит отменить апелляционное определение в части обязания К.Т.А. с детьми предоставить изолированное благоустроенное жилое помещение вне очереди по нормам предоставления.

21 декабря 2015 года дело истребовано в Московский областной суд.

Определением судьи Московского областного суда Б. от 03 марта 2016 года кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в президиум Московского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум находит апелляционное определение судебной коллегии подлежащим отмене.

В силу ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такого характера нарушения были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и следует из материалов дела, что К.Н.П., его сын К.А.Н., К.Т.А. и несовершеннолетние дети К.А.А., К.А.Д. и К.М.Д. зарегистрированы и проживают в трехкомнатной коммунальной квартире в комнате площадью. кв. м, расположенной по адресу: .

Постановлением главы Пушкинского района Московской области от 29 октября 1996 года N 1542 указанный жилой дом признан непригодным для постоянного проживания.

В программу расселения из ветхого и аварийного жилищного фонда указанный жилой дом не входит.

01 ноября 2011 года главой Пушкинского муниципального района Московской области принято постановление N 249 «Об отселении жильцов из непригодного для проживания (ветхого) жилого дома, расположенного по адресу: . и последующем его сносе».

Постановлением администрации Пушкинского муниципального района Московской области от 06 марта 2012 года N 597 К.Н.П. с семьей состоящей из 5 человек предоставлена по договору социального найма трехкомнатная квартира общей площадью 66 кв. м в доме-новостройке, расположенная по адресу: .

Постановлением главы Пушкинского муниципального района Московской области от 24 августа 2012 года N 212 К.Т.А. с двумя детьми принята на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и включена в список граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, имеющих право на внеочередное предоставление жилого помещения. Также в состав семьи К.Т.А. включена дочь К.М.Д.

Решением Пушкинского городского суда Московской области от 02 декабря 2014 года прекращена регистрация К.Н.П., К.А.Н., К.Т.А., несовершеннолетних детей К.А.А., К.А.Д., К.М.Д. по месту жительства, и они выселены из квартиры по адресу: . и вселены в квартиру по договору социального найма по адресу: . Встречные исковые требования К.Н.П., К.А.Н. об обязании предоставить отдельное жилое помещение оставлены без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 02 марта 2015 года данное решение суда отменено в части выселения указанных лиц из ветхого жилья, принято новое решение, которым в удовлетворении этих исковых требований отказано, поскольку предоставляемое помещение не отвечает требованиям благоустроенности.

Согласно акту о пожаре от 17 апреля 2015 года жилой дом. по адресу: . сгорел полностью.

Разрешая спор об отказе К.Т.А. в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, руководствуясь положением ст. 86 — 89 ЖК РФ, п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного Кодекса Российской Федерации», пришел к выводу о том, что истец не имеет права на внеочередное предоставление отдельного жилого помещения по нормам предоставления на условиях договора социального найма.

Отменяя решение суда в этой части и принимая новое решение об удовлетворении иска К.Т.А., судебная коллегия исходила из того, что поскольку истица состоит в очереди на улучшение жилищных условий с тремя несовершеннолетними детьми, поэтому ответчик обязан предоставить им благоустроенное жилое помещение по договору социального найма общей площадью на одного человека по нормам предоставления на территории г. Пушкино не менее 14 кв. м.

Возлагая на администрацию Пушкинского муниципального района Московской области обязанность предоставить К.Т.А. на состав семьи из четырех человек благоустроенное жилое помещение по договору социального найма по норме предоставления, судебная коллегия руководствовалась нормами статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Между тем апелляционное определение принято с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 86 Жилищного кодекса Российской Федерации, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

Согласно частям 1 и 2 статьи 89 указанного Кодекса предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86 — 88 данного Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта. Если наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи до выселения занимали квартиру или не менее чем две комнаты, наниматель соответственно имеет право на получение квартиры или на получение жилого помещения, состоящего из того же числа комнат в коммунальной квартире.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 37 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», судам необходимо также иметь в виду, что при выселении граждан из жилых помещений по основаниям, перечисленным в статьях 86 — 88 Жилищного кодекса Российской Федерации, другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма, равнозначное по общей площади ранее занимаемому, предоставляется гражданам не в связи с улучшением жилищных условий, а потому иные обстоятельства (названные, например, в части 5 статьи 57, статье 58 Жилищного кодекса Российской Федерации), учитываемые при предоставлении жилых помещений гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, во внимание не принимаются. При этом граждане, которым в связи с выселением предоставлено другое равнозначное жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, если для них не отпали основания состоять на таком учете (статья 55 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Из указанного следует, что предоставление гражданам в связи со сносом дома другого жилого помещения носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними, с одновременным улучшением жилищных условий с точки зрения безопасности.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о необходимости обеспечения К.Т.А. жилым помещением по нормам предоставления противоречит закону.

Таким образом, апелляционное определение судебной коллегии в обжалуемой части принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя

Так как вопрос о предоставлении истцам равноценного жилого помещения применительно к положениям статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации не был рассмотрен, а требования истцов взаимосвязаны, апелляционное определение подлежит отмене в полном объеме, дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, президиум

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 30 сентября 2015 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Желание заниматься юридической деятельностью самостоятельно пришло только после длительной работы в различных юридических компаниях и юридических отделах крупных фирм. Читать далее.

Дело N80-КГ16-7. О признании права на внеочередное предоставление жилья, обязании предоставить жилье.

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Публикации и практика
  • Главная
  • Внеочередное предоставление жилья взамен непригодного для проживания если не состоял в очереди нуждающихся?

Имеет ли право на предоставление жилого помещения во внеочередном порядке гражданин, жилое помещение которого признано непригодным для проживания?

Имеет ли значение для целей предоставления во внеочередном порядке жилья тот факт, что указанный гражданин до признания жилья непригодным для проживания не состоял на учете (не стоял в очереди) граждан нуждающихся в жилых помещениях?

Имеет ли значение на каком праве занимал гражданин признанное непригодным жилье: на основании договора социального найма или на праве собственности?

Согласно части 1 статьи 57 ЖК РФ, жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.

Как следует из пункта 1 части 2 статьи 57 ЖК РФ, вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

Следует отметить, что пункт 1 части 2 статьи 57 подлежит применению в соответствии с конституционно-правовым смыслом, выявленным в Определении Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 376-О-П.

Содержание определения КС РФ от 05.03.2009 N 376-О-П

  • Вывод из определения КС РФ от 05.03.2009 N 376-О-П: взамен непригодного в результате пожара жилья предоставляются жилые помещения по договору социального найма во внеочередном порядке лишь малоимущим гражданам, в том числе тем, кто не состоял на учете нуждающихся в жилом помещении.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.В. Алексеев оспаривал конституционность пункта 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которому жилые помещения предоставляются во внеочередном порядке гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

Как следует из представленных материалов, Постановлением администрации Окуловского муниципального района от 28 апреля 2007 года Р.В. Алексеев на основании представленных им документов об уничтожении в результате пожара принадлежавшего ему на праве собственности жилого дома был признан малоимущим и поставлен на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Не согласившись с тем, что к нему применен общий порядок предоставления жилого помещения по договору социального найма, предполагающий соблюдение очередности, Р.В. Алексеев обратился в Окуловский районный суд Новгородской области с исковым заявлением к администрации Окуловского муниципального района о предоставлении ему жилого помещения во внеочередном порядке на основании пункта 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, поскольку его жилье непригодно для проживания, ремонту и реконструкции не подлежит, а другого жилья он не имеет.

Решением Окуловского районного суда Новгородской области от 6 ноября 2007 года исковые требования заявителя были удовлетворены, однако определением судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 12 декабря 2007 года это решение было отменено и вынесено новое — об отказе в удовлетворении требования заявителя. Суд кассационной инстанции исходил из того, что пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации распространяется на граждан, занимающих жилые помещения по договорам социального найма, а также занимающих жилые помещения иных форм собственности при условии, что на момент возникновения чрезвычайных обстоятельств они состояли на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Определением Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2008 года Р.В. Алексееву отказано в передаче жалобы для рассмотрения судом надзорной инстанции.

По мнению заявителя, оспариваемое им законоположение противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1) и 40 (части 1 и 3), в той мере, в какой оно с учетом смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой, допускает предоставление вне очереди жилых помещений по договорам социального найма гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и не подлежат ремонту или реконструкции, только если они до наступления обстоятельств, послуживших причиной утраты жилого помещения, состояли на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Конституционный Суд РФ пришел к следующим выводам:

«Пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не исключает возможность предоставления жилых помещений малоимущим гражданам, как лишившимся своих жилых помещений в результате пожара, по договорам социального найма во внеочередном порядке, если на момент утраты жилища они не состояли на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении. Конституционно-правовой смысл указанного законоположения, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике».

При этом в мотивировочной части Определения от 05.03.2009 N 376-О-ПКС РФ КС РФ указал следующее.

Из конституционных предписаний, реализуемых во взаимосвязи с конституционными принципами справедливости и уважения достоинства личности (преамбула; статья 2; статья 21, часть 1, Конституции Российской Федерации) и с учетом юридически значимых для Российской Федерации норм международного права, вытекает обязанность государства в лице органов государственной и муниципальной власти оказывать содействие в обеспечении нормальных жилищных условий гражданам, лишившимся единственного жилища в результате наступления таких, в частности, находящихся вне сферы их контроля обстоятельств, как пожар, и не имеющим возможности преодолеть сложившуюся трудную жизненную ситуацию самостоятельно.

Реализуя эту конституционную обязанность, федеральный законодатель предусмотрел для случаев признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке (пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации) — при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (часть 2 статьи 49, часть 1 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Такое законодательное регулирование согласуется со статьей 40 (часть 3) Конституции Российской Федерации, которая обязывает государство обеспечить дополнительные гарантии жилищных прав путем предоставления жилища бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами не любым, а только малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище.

При этом федеральный законодатель не связывает возможность признания гражданина нуждающимся в получении жилого помещения с конкретным правом, на котором ему принадлежит (или ранее принадлежало) жилое помещение, а потому нуждающимся, по смыслу приведенных законоположений, может быть признан как наниматель по договору социального найма, так и собственник жилого помещения.

При этом ни из статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, ни из каких-либо других его положений не следует, что обязательным условием внеочередного предоставления жилья гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания, является нахождение гражданина на учете в момент возникновения обстоятельств, обусловивших непригодность жилого помещения для проживания. Закрепление такого условия применительно к ситуациям непредвиденной утраты пригодного для проживания жилого помещения противоречило бы принципам равенства и справедливости как конституционным критериям правомерного регулирования прав и свобод человека и гражданина, поскольку означало бы предъявление гражданам, относящимся к данной категории нуждающихся в жилье (к которой относится и заявитель), объективно невыполнимых требований для целей реализации их права на жилище и тем самым ставило бы их в положение объекта государственно-властной деятельности.

Таким образом, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации не исключает возможность предоставления жилых помещений малоимущим гражданам, лишившимся жилища в результате пожара, по договорам социального найма во внеочередном порядке, если на момент утраты жилища они не состояли на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении.

Жилье взамен непригодного может быть предоставлено
вне очереди, но только лишь нуждающимся малоимущим гражданам

Однако, напомним, что предоставление гражданам (жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат) жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке, возможно только при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (часть 2 статьи 49, часть 1 статьи 52 Жилищного кодекса РФ, т.е. жилье предоставляется малоимущим гражданам, принятым на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях).

Согласно части 2 статьи 49 ЖК РФ, малоимущим гражданам, признанным по установленным настоящим Кодексом основаниям нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, жилые помещения муниципального жилищного фонда по договорам социального найма предоставляются в установленном настоящим Кодексом порядке. Малоимущими гражданами в целях настоящего Кодекса являются граждане, если они признаны таковыми органом местного самоуправления в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению.

Согласно части 1 статьи 52 ЖК РФ, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленных настоящим Кодексом случаев.

В Определении от 3 ноября 2009 года № 1368-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Артюкиной М. В., Кошолкиной М. В., Федотова С. В., Федотовой Л. С., Фисунова В. И., Честных В. И. И Шарковой А. В. На нарушение их конституционных прав частью 3 статьи 6, частью 2 статьи 57 и частью 1 статьи 89 Жилищного кодекса РФ » Конституционный Суд РФ также указал следующее:

«. Согласно части 1 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения по договору социального найма предоставляются гражданам в порядке очередности исходя из времени их постановки на учет. Причем при предоставлении жилых помещений принимаются во внимание требования части 1 статьи 58 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающей возможность заселения одной комнаты лицами разного пола, за исключением супругов, только с их согласия, и части 6 статьи 57 данного Кодекса, по смыслу которой комната по договору социального найма может быть предоставлена только в случае ее освобождения в коммунальной квартире.

Вместе с тем для случаев признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции законодатель предусмотрел возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке (пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации) — при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (часть 2 статьи 49, часть 1 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Такое законодательное регулирование, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 5 марта 2009 года N 376-О-П, согласуется со статьей 40 (часть 3) Конституции Российской Федерации, которая обязывает государство обеспечить дополнительные гарантии жилищных прав путем предоставления жилища бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами не любым, а только малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище».

Органы прокуратуры районов и городов Приморского края:

Верховный Суд России разъяснил применение законодательства при рассмотрении споров в отношении ветхого жилья

Верховным Судом Российской Федерации проведено изучение судебной практики рассмотрения дел по спорам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого помещения либо многоквартирного жилого дома непригодным для проживания, аварийным и подлежащим сносу или реконструкции.

Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29 апреля 2014 года утвержден Обзор судебной практики по делам данной категории, в котором освещены некоторые вопросы рассмотрения дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов местного самоуправления и межведомственных комиссий, связанных с признанием жилого помещения непригодным для проживания, многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, определением сроков расселения таких домов (далее – Обзор).

Вопросы признания жилых помещений непригодными для проживания и многоквартирных домов аварийными и подлежащими сносу или реконструкции отнесены к исключительной компетенции межведомственной комиссии, создаваемой в зависимости от принадлежности жилого дома к соответствующему жилищному фонду федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления.

Решение межведомственной комиссии, органа местного самоуправления по вопросам, связанным с признанием жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, а также действия (бездействие) указанных органов по принятию соответствующих решений могут быть оспорены в суде в порядке, установленном положениями главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ).

При рассмотрении дела об оспаривании заключения межведомственной комиссии в Обзоре указано на необходимость проверять как соблюдение порядка принятия такого заключения, так и соответствие выводов комиссии положениям нормативных правовых актов, устанавливающих требования к оценке пригодности помещений для проживания граждан.

Также, удовлетворяя заявление о признании незаконным решения межведомственной комиссии, суд вправе возложить на такую комиссию обязанность в определенный срок провести оценку соответствия помещения установленным в Положении требованиям, не предрешая ее существа.

В Обзоре приведены и правовые позиции в сфере обеспечения жилищных прав собственников жилых помещений, признанных непригодными для проживания.

Так, если многоквартирный дом, признанный аварийным и подлежащим сносу, не включен в адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, жилищные права собственника жилого помещения в таком доме обеспечиваются в порядке, предусмотренном статьей 32 ЖК РФ, т.е. путем выкупа изымаемого жилого помещения.

Правильной признана практика судов, учитывающих, что в случае, если признанный аварийным и подлежащим сносуесли многоквартирный дом не включен в региональную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, суд не вправе обязать органы государственной власти или местного самоуправления обеспечить собственника изымаемого жилого помещения в таком доме другим жилым помещением, поскольку из содержания статьи 32 ЖК РФ следует, что на орган государственной власти или орган местного самоуправления, принявший решение об изъятии жилого помещения, возлагается обязанность лишь по выплате выкупной цены изымаемого жилого помещения.

Собственник жилого помещения в признанном аварийным и подлежащим сносу многоквартирном доме, если такой дом включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, вправе требовать либо выплаты выкупной цены за изымаемое жилое помещение, либо предоставления другого благоустроенного жилого помещения на праве собственности.

Требование органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего решение об изъятии жилого помещения, о выселении собственника такого жилого помещения и членов его семьи с предоставлением другого жилья на праве собственности не может быть удовлетворено, если между этими органом власти и собственником не достигнуто соглашение о предоставлении иного жилого помещения взамен изымаемого.

При этом выкупная цена изымаемого жилого помещения определяется по правилам, установленным частью 7 статьи 32 ЖК РФ, и включает в себя рыночную стоимость жилого помещения, убытки, причиненные собственнику его изъятием, в том числе упущенную выгоду, а также сумму компенсации за непроизведенный капитальный ремонт.

А при определении выкупной цены изымаемого жилого помещения должна учитываться стоимость доли в праве собственности на общее имущество в подлежащем сносу доме, включая долю в праве собственности на земельный участок.

В Обзоре также разъяснено, что возможность предоставления во внеочередном порядке жилых помещений по договору социального найма гражданам, проживавшим в признанном непригодным для проживания жилом помещении на основании договоров поднайма, коммерческого найма, безвозмездного пользования, действующим законодательством не предусмотрена.

При рассмотрении дел по искам о выселении граждан из занимаемых жилых помещений, заявленным по основаниям, предусмотренным статьями 86, 87 ЖК РФ, судам необходимо проверять соблюдение установленного Положением порядка признания жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции.

Если при рассмотрении дела будет установлено, что помещение, в котором проживает гражданин, представляет опасность для жизни и здоровья по причине его аварийного состояния или по иным основаниям, то предоставление иного жилого помещения, отвечающего санитарным и техническим требованиям, взамен непригодного для проживания не может быть поставлено в зависимость от наличия плана и срока сноса дома. Суд может обязать орган местного самоуправления предоставить истцу другое благоустроенное жилое помещение во внеочередном порядке.

Если объектом найма является комната в коммунальной квартире, расположенной в доме, признанном непригодным для проживания и подлежащим сносу, то при определении общей площади предоставляемого в связи с выселением другого жилого помещения необходимо учитывать общую площадь комнаты как части коммунальной квартиры, включая жилую площадь самой комнаты и площадь вспомогательных помещений, которые могут находиться при такой комнате и использоваться исключительно для обслуживания данной комнаты (например, кладовая), а также долю площади вспомогательных помещений всей коммунальной квартиры в целом (кухни, туалета, ванной и т.д.), используемых для обслуживания более одной комнаты.

Требования органа местного самоуправления о выселении нанимателя и членов его семьи из аварийного жилого помещения не могут быть удовлетворены, если будет установлено, что предлагаемое для переселения жилое помещение не отвечает уровню благоустроенности, достигнутому в данном населенном пункте, или может привести к ухудшению жилищных условий.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector