Piteryust.ru

Юридическая консультация онлайн
11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дело NФ05-9175/2017 по делу N А40-189532/2016. О признании кредитного договора ничтожным.

Четыре дела о недействительных сделках

В законе нет такого понятия, как «отмена сделки». Зато есть понятие недействительной сделки, и когда суд признает сделку недействительной, он ее отменяет. Тогда у сторон больше нет обязательств, а товары и деньги иногда нужно вернуть назад.

Ничтожные и оспоримые сделки

В законе есть три вида сделок: ничтожная, оспоримая и недействительная сделка. Чем они отличаются:

  • ничтожная — сделка, которую можно признать недействительной без суда. Это сделки с подростками или безнравственные, вроде продажи наркотиков или торговли людьми;
  • оспоримая — сделка, которую рассматривает суд. Он решает, признать ли ее недействительной. Пока идет суд, стороны обязаны выполнять условия сделки;
  • недействительная — это общее название для ничтожной и оспоримой сделок.

Главное отличие ничтожной сделки — она не имеет юридической силы уже в тот момент, когда подписывают договор. Чтобы доказать это, суд не нужен. Любая из сторон, налоговая или прокуратура могут сами понять, что сделка ничтожная. Пример такой сделки:

Компания «Листопад» покупает у Аркадия автомобиль. Лично они не встречаются, обмениваются документами по почте. Через неделю выясняется, что Аркадию 13 лет. Несовершеннолетний не может заключать сделки, поэтому она считается ничтожной и отменяется без суда. Стыдно, «Листопад».

Все причины, по которым суд может отменить сделку, есть в Гражданском кодексе. Об этом ниже.

Почему сделку могут признать недействительной

Есть несколько причин, по которым суд может признать сделку недействительной:

  • она нарушает закон или правовые акты;
  • цель противоречит основам правопорядка и нравственности. Например, сделки для продажи людей в сексуальное рабство;
  • сделка была мнимой или притворной. Мнимые заключают только для вида, не собираясь выполнять обязательства, а притворные — чтобы прикрыть другие сделки;
  • участнику сделки меньше 18 лет или он недееспособен;
  • сделку оформили без согласия третьих лиц или органов власти, если их согласие было нужно;
  • сделка компании противоречит целям ее деятельности. Звучит непонятно и абстрактно, поэтому держите пример с подробностями ниже.

У ресторанной франшизы «Бургер-мама» есть устав с таким пунктом: цель компании — предпринимательская деятельность в отрасли общественного питания, а именно приготовление и продажа сочных бургеров.

Если кассир в одном из заведений начнет продавать пылесосы с логотипом ресторана, франчайзи сможет оспорить эти сделки в суде, потому что продажа пылесосов противоречит цели компании.

Хозяину точки будет дешевле потратиться на суд, чем платить штраф владельцу франшизы и восстанавливать репутацию бренда.

Если сделка подходит под причины из закона, осталось обратиться в суд.

Дело 1. Недействительный договор аренды земли

Если условия сделки противоречат законам или правовым актам, она считается оспоримой. Это значит, что одна из сторон вправе обратиться в суд и попросить отменить сделку.

Компания «Приволжскдорстрой» арендовала земельный участок у городской администрации. В договоре была указана цель аренды — разработка недр. После заключения договора компания начала на участке добычу полезных ископаемых. В это же время в суд обратился заместитель прокурора и попросил:

  • признать сделку недействительной;
  • обязать компанию вернуть участок в собственность города в течение месяца.

Заместитель прокурора объяснил, что договор недействительный, потому что арендуемый земельный участок имеет категорию «земель сельскохозяйственного назначения» и не может сдаваться для добычи полезных ископаемых. Потому что добыча полезных ископаемых на сельскохозяйственных участках противоречит Земельному кодексу.

Суд признал договор аренды недействительным, обязал компанию вернуть участок городу и оплатить пошлину — 6000 рублей.

Дело 2. Отмена продажи машины компании

Когда суд признает компанию банкротом, ей назначают конкурсного управляющего. Он изучает сделки за последний год и ищет те, которые можно признать недействительными.

Мнимые и притворные сделки — статья 170 Гражданского кодекса

Цель управляющего — признать часть сделок недействительными и вернуть деньги или имущество компании, чтобы та могла расплатиться с долгами. Это могут быть крупные сделки, которые не были оформлены по правилам, притворные или мнимые сделки.

Крупная сделка для ООО

Цель притворной сделки — прикрыть другую сделку. Так учредители пытаются сохранить машины, оборудование и недвижимость при банкротстве, когда других вариантов сохранить имущество нет.

Если суд решит, что сделка была мнимой или притворной, он признает ее недействительной. В некоторых случаях суд обяжет участников сделки вернуть всё, что они получили.

В сентябре 2016 года компания «Геобуркум» обратилась в суд с требованием признать «Бетон Урала» банкротом. Сразу после этого «Бетон Урала» продал машину «Тойота» другой компании — «Уралрегстрою», а та через пару недель перепродала ее Матвееву Г. В. Если бы не эта цепочка сделок, машину пришлось бы отдать за долги.

Через восемь месяцев суд объявил компанию банкротом и назначил конкурсного управляющего. Управляющий проанализировал сделки компании и решил, что продажа машины — это притворная сделка, которая прикрывает безвозмездный вывод активов компании.

Он обратился в суд с просьбой признать недействительной продажу машины, которая принадлежала «Бетону Урала», и вернуть ее для оплаты долгов компании.

Суд согласился с управляющим и обязал Матвеева Г. В. вернуть машину компании.

Дело 3. Притворный агентский договор

В этом деле один из учредителей ООО заключил агентский договор, чтобы выкупить часть имущества обанкротившейся компании.

ИП Вольсков заключил агентский договор с «Бёртид финанс лимитед», которая от его имени выкупила на торгах долю в строящемся доме. Дом принадлежал компании «Аметист».

Компания «Аметист» обратилась в суд с просьбой признать агентский договор и покупку доли недействительной, а затем вернуть долю компании. Истец настаивал, что агентский договор — это притворная сделка, чтобы прикрыть выход ИП Вольскова из ООО.

Суд согласился с «Аметистом», потому что:

  • торги проходили в 2016 году, а агентский договор был заключен в 2018 году;
  • агент не участвовал в торгах;
  • в 2018 году торги не проводились;
  • агентский договор прикрывал сделку купли-продажи доли в строящемся доме.

Суд признал агентский договор недействительным и отменил сделку между «Аметистом» и ИП Вольским.

Дело 4. Отмена договора переуступки долга

Переуступать чужие долги можно, но только если это не единственный вариант вернуть свой долг.

Компания «СК Партнер» была должна деньги ИП Багровой, а компания «Ока стройсервис» была должна «СК Партнер». В идеальном мире было бы так: «Ока стройсервис» возвращает долг «СК Партнер», а «СК Партнер» расплачивается с ИП Багровой.

Но когда суд выдал «СК Партнер» исполнительный лист, по которому компания могла получить долг от «Ока стройсервис», директор «СК Партнер», Беззубов К. В., не стал взыскивать деньги. Вместо этого он заключил договор переуступки требования между «СК Партнер» и самим собой. И получилось, что у компании денег нет, поэтому отдать долг ИП Багровой она не может.

ИП Багрова обратилась в суд с просьбой признать договор переуступки недействительным, потому что:

  • директор «СК Партнер» — единственный учредитель компании;
  • директор и единственный учредитель «СК Партнер» переуступил требование самому себе, хотя знал, что у компании есть долг перед ИП Багровой Н. В.;
  • когда директор заключил договор займа со своей компанией, денег у него не было, и затем деньги на расчетный счет компании не поступали;
  • у компании нет других средств для погашения долга.

Гражданский кодекс не допускает сделки, единственная цель которых — навредить другому лицу. А раз сделка противоречит Гражданскому кодексу, суд решил признать ее недействительной.

Это значит, что «СК Партнер» получит долг от «Ока стройсервис» и вернет деньги ИП Багровой.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 июля 2017 г. N Ф05-9175/17 по делу N А40-189532/2016

Дело N А40-189532/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 06 июля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 июля 2017 года.

Арбитражный суд Московского округа

председательствующего-судьи Красновой С.В.,

судей Денисовой Н.Д., Нечаева С.В.,

при участии в заседании:

от истца — общества с ограниченной ответственностью «Рома с Компания А» -Занько В.В. по дов. от 10.04.2017,

от ответчика — акционерного общества Акционерный коммерческий банк «Международный финансовый клуб» — не явился, извещен,

рассмотрев 06 июля 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу

общества с ограниченной ответственностью «Рома с Компания А»

на решение от 28 ноября 2016 года

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Китовой А.Г.,

на постановление от 30 марта 2017 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Стешаном Б.В., Крыловой А.Н., Верстовой М.Е.,

по делу N А40-189532/2016,

по иску общества с ограниченной ответственностью «Рома с Компания А»

к акционерному обществу Акционерный коммерческий банк «Международный финансовый клуб»

о признании ничтожным кредитного договора

Общество с ограниченной ответственностью «Рома с Компания А» (далее — истец, ООО «Рома с Компания А») обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к акционерному коммерческому банку «Международный финансовый клуб» (далее — ответчик, АКБ «Международный финансовый клуб») о признании кредитного договора от 19.11.2010 N 048/10/КЮР-01 ничтожным.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 28 ноября 2016 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2017 года, исковые требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с решением и постановлением судов, ООО «Рома с Компания А» обратилось с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа, в которой просит названные судебные акты отменить как незаконные и необоснованные, принятые с нарушением норм материального и процессуального права.

В обоснование кассационной жалобы истец указывает, что в материалах дела отсутствуют какие-либо данные о том, что сделка на открытие кредитной линии одобрялась участниками общества, кредитный договор на открытие кредитной линии уполномоченным представителем ООО «Рома с Компания А» не подписывался.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

АКБ «Международный финансовый клуб», извещенный о слушании кассационной жалобы в установленном законом порядке, представителей в суд не направил. Суд кассационной инстанции счел возможным рассмотреть кассационную жалобу без участия лица, не явившегося в судебное заседание, поскольку в силу пункта 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка в судебное заседание лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, не может являться препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства. Информация о движении дела опубликована на официальном Интернет-сайте суда. Отводов составу и отзыва на кассационную жалобу не поступило.

Выслушав представителя ООО «Рома с Компания А», обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и вынесении решения и постановления, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным ими по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба — без удовлетворения.

Как следует из материалов дела и установлено судами, между ООО «Рома с Компания А» (заемщик) и АКБ «Международный финансовый клуб» (кредитор) был заключен кредитный договор от 19.11.2010 N 048/10/КЮР-01 на открытие заемщику кредитной линии в сумме 200 млн. руб., с ежемесячной уплатой процентов за пользование кредитом в размере 13,5% годовых, дополнительными соглашениями утвержден график возврата кредитов; за выдачу кредита и резервирования предоставляемых денежных средств заемщик в соответствии с пунктом 7.1 договора, уплачивает банку комиссию в размере 4 млн. руб.

Обращаясь в суд, истец указал, что указанный договор является ничтожным, поскольку был заключен сторонами без одобрения крупной сделки общим собранием участников общества.

В соответствии с положениями статьи 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) крупная сделка, совершенная с нарушением предусмотренных требований к ней, может быть признана недействительной только по иску общества или его участника.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 71 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 N»О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия (абзац второй пункта 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пунктом 5 статьи 46 Закона об ООО установлено, что крупная сделка, совершенная с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней, может быть признана недействительной по иску общества или его участника, при этом срок исковой давности по требованию о признании крупной сделки недействительной в случае его пропуска восстановлению не подлежит.

Согласно пункту 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 28 от 16.05.14 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» лицо, предъявившее иск о признании сделки недействительной на основании того, что она совершена с нарушением порядка одобрения крупных сделок или сделок с заинтересованностью, обязано доказать следующее: 1) наличие признаков, по которым сделка признается соответственно крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью, а равно нарушение порядка одобрения соответствующей сделки (пункт 1 статьи 45 и пункт 1 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, статьи 78 и 81 Закона об акционерных обществах); 2) нарушение сделкой прав или охраняемых законом интересов общества или его участников (акционеров), т.е. факт того, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или его участнику, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них (пункт 2 статьи 166 ГК РФ, абзац пятый пункта 5 статьи 45 и абзац пятый пункта 5 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, абзац пятый пункта 6 статьи 79 и абзац пятый пункта 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах).

При рассмотрении настоящего дела по существу, оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суды установили, что заключение спорного договора было одобрено участниками общества, что прямо следует из Протоколов общего собрания участников общества: от 15.10.2010 об одобрении заключения обществом спорного кредитного договора; от 26.08.2011 об одобрении заключения Дополнительного соглашения N 1 к спорному договору и Дополнительного соглашения N 1 к обеспечительным обязательствам (договору об ипотекеN 042/10/ЗЮ-01 от 19.11.2010); от 24.08.2012 об одобрении Дополнительного соглашения N 2 к спорному договору и обеспечительному обязательству (договору об ипотеке); от 27.09.2012 об одобрении заключения Дополнительного соглашения N 3 к спорному договору и договору об ипотеке.

При этом в оспариваемых актах отражен факт исполнения ответчиком своих обязательств по кредитному договору в полном объеме. Суды отметили, что денежные средства в установленном договором объеме лимита кредитной линии были перечислены на расчетный счет заемщика на основании письменных заявок, подписанных действующим руководителем общества Акулич Е.В., полномочия которого на момент заключения договора были подтверждены Протоколом N 1 внеочередного общего собрания участников общества от 05.04.2010 и выпиской из ЕГРЮЛ.

Из указанных Протоколов следует, что на всех собраниях присутствовали 100% участников общества, состоящего, согласно утвержденного списка участников, из Юсифова Раифа Юсифовича, владеющего 60% доли в уставном капитале общества и являющегося, согласно данным ЕГРЮЛ, его учредителем, и Акулич Елены Васильевны, владеющей 40% доли в уставном капитале и являющейся генеральным директором общества.

Дополнительным доказательством одобрения участниками общества заключенного спорного договора, подписанного от имени общества генеральным директором Акулич Е.В., является заключенный с банком вторым участником общества, являющимся его учредителем, Юсифовым Раифом Юсифовичем, договор поручительства N 169/10/ПФ-01 от 19.11.2010, обеспечивающий в соответствии с п. 8.1 исполнение спорного кредитного договора, при этом пунктом 12.11.6 спорного договора стороны подтвердили, что заемщиком были получены (совершены) и являются действительными все необходимые разрешения, одобрения, согласования, лицензии, освобождения, регистрации, нотариальные удостоверения, необходимые для заключения договора и исполнения обязательств по нему.

Отказывая истцу в удовлетворении требований, суды также пришли к обоснованному выводу, что истцом пропущен срок обжалования сделки.

Так, в судебных актах первой и апелляционной инстанции отражено, что срок давности по иску о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одобрения, исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения в порядке, предусмотренном законом или уставом, хотя бы она и была совершена раньше.

Предполагается, что участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, если из представлявшихся участникам при проведении этого собрания материалов можно было сделать вывод о совершении такой сделки.

Спорный договор был заключен сторонами 19.11.2010 и согласно выписке по счету общества N 40702810500000001425 начал исполняться сторонами 20.12.2010. При этом, согласно п. 14.6.1 Устава общества (в редакции 2010 г.), очередное общее собрание участников общества проводится по решению Генерального директора не ранее чем через 2 месяца и не позднее чем через 4 месяца после окончания финансового года, то есть участники должны были узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее апреля 2011 года.

С четом изложенного, установленный положениями статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации специальный срок исковой давности для признания крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности (1 год) применительно к спорным отношениям истек в апреле 2012 года. Исковое заявление было подано истом лишь в 2016 году.

Одновременно в судебных актах дана оценка доводам ООО «Рома с Компания А» против перехода к рассмотрению спора по существу судом первой инстанции, что подробно отражено в оспариваемых судебных актах.

Изложенные выше выводы судов основаны на результатах оценки доказательств, указание на которые содержится в обжалуемых судебных актах, при этом в силу положений части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд исходил из такой степени достаточности доказательств, которая позволяла сделать однозначный вывод относительно подлежащих установлению по делу обстоятельств.

В свою очередь, у суда кассационной инстанции, учитывая предусмотренные статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пределы его компетенции, отсутствуют правовые основания для переоценки названных выводов судов и учета доводов кассационной жалобы, направленных на переоценку установленных судами фактических обстоятельств.

Иные доводы заявителя жалобы были предметом проверки и оценки судов первой и апелляционной инстанции, где им была дана надлежащая оценка в соответствии с действующим законодательством.

Нарушения норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебных актов, не установлено.

Руководствуясь статьями 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решение Арбитражного суда города Москвы от 28 ноября 2016 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2017 года по делу N А40-189532/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

О ничтожности и оспоримости сделок, заключенных в результате мошеннических действий

Истец обратился в суд с иском к банку-2 о признании кредитного договора недействительным, взыскании судебных расходов и компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований Истец указал, что 1 сентября 2013 г. от его имени неизвестным лицом заключен кредитный договор с банком-1, правопреемником которого является банк-2. О выдаче кредита на его имя Истцу стало известно 2 апреля 2014 г. после обращения ответчика к нему о полном досрочном исполнении обязательств по данному договору. Для проверки доводов Истца о том, что кредитный договор он не заключал и не подписывал, а лишь заполнил в банке-1 анкету на предоставление кредита, определением суда назначена судебная почерковедческая экспертиза. Из заключения эксперта следует, что рукописные записи фамилии, имени, отчества гражданина и подписи от его имени в заявлении на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета, а также в кредитном договоре, в графике платежей, в уведомлении об информировании клиента о полной стоимости кредита, выполнены другим лицом.

Читать еще:  Ведение бухгалтерии — кому обязательно, а кому нет?

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично и указал на то, что в нарушение требований ст. 820 ГК РФ письменная форма кредитного договора не была соблюдена, поскольку истец кредитный договор не подписывал, заемщиком не является, каких-либо обязательств на себя по данному договору не принимал, а следовательно, кредитный договор, подписанный от имени гражданина неизвестным лицом, является недействительным (ничтожным).

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и принял новое решение об отказе в иске по причине пропуска срока исковой давности по «оспоримой», по мнению суда, сделке.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При этом указала нижестоящему суду, что в соответствии со ст. 820 ГК РФ кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным. В п. 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (ст. 820, п. 2 ст. 836 ГК РФ). Последствия нарушения требований закона или иного правового акта при совершении сделок определены ст. 168 ГК РФ. В соответствии с пунктом 1 названной статьи за исключением случаев, предусмотренных п. 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 этой же статьи). Срок исковой давности по недействительным сделкам установлен ст. 181 ГК РФ, в соответствии с которой срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки (п. 1). Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2). Из материалов дела следует, что заявленные истцом требования о недействительности кредитного договора основаны как на несоблюдении требования о его письменной форме, поскольку договор истцом подписан не был, так и на том, что волеизъявление на заключение договора отсутствовало. Согласно ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут порождаться как правомерными, так и неправомерными действиями. Заключение договора в результате мошеннических действий является неправомерным действием, посягающим на интересы лица, не подписывавшего соответствующий договор и являющегося применительно к п. 2 ст. 168 ГК РФ третьим лицом, права которого нарушены заключением такого договора. Однако, оценивая заключенный договор как оспоримую сделку, суд апелляционной инстанции не учел обстоятельства заключения конкретного договора и применил норму права (п. 1 ст. 168 ГК РФ), не подлежащую применению.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 02.04.2019 года по делу № 5-КГ 19-25

Чужой договор

Одни мошенники получают кредиты по украденным документам. Другие, пользуясь связями в банках, берут деньги по копиям чужих паспортов. А получить такую копию сегодня очень легко. Ведь у нас снимают копии паспорта везде, начиная с поликлиники по месту жительства и салонов связи, заканчивая школами и всевозможными конторами ЖКХ. Таких преступников не часто, но все-таки ловят и выносят им приговор. А как поступать тем, кто оказался их жертвой с долгом в банке, которого они не делали?

Об этом рассказал Верховный суд РФ, когда пересматривал результаты судебного спора гражданина и некоего банка, который захотел получить выданный мошенникам кредит с невиновного человека. Учитывая, что жертв подобных мошенников немало, эти разъяснения могут оказаться крайне полезными.

Все началось с иска к некоему банку, который принес в суд гражданин. Житель Воронежской области попросил признать кредитный договор с этим банком незаключенным. В суде бедолага рассказал, что Лискинский районный суд Воронежской области вынес заочное решение, по которому взыскал с него нереальную сумму долга — вместе с судебными издержками почти 17 миллионов рублей. Заключен кредитный договор, судя по документам, был в 2014 году.

Суду истец объяснил, что он никогда такой договор не заключал, в городе Самаре, в котором якобы подписывался договор, он никогда не был, а зарплата его составляет 15 тысяч рублей и не идет ни в какое сравнение с той, что указана в договоре.

Тот же Лискинский районный суд, выслушав доводы человека, с ним согласился и признал договор незаключенным. А банк с таким решением не согласился и обжаловал вердикт райсуда в судебную коллегию по гражданским делам Воронежского областного суда. Апелляция решение районного суда отменила и приняла новое решение — в иске гражданину отказать и признать правоту требований банка.

Пришлось истцу обращаться в Верховный суд РФ и пожаловаться на решение областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ изучила это дело и заявила, что жалоба гражданина «подлежит удовлетворению», а в решении апелляции есть нарушения закона.

Вот как пересматривал это дело Верховный суд.

Он увидел, что районный суд, удовлетворяя иск гражданина, сослался на заключение эксперта из «Воронежского регионального центра судебной экспертизы Минюста России». Эксперт написал, что подписи от имени истца на копии кредитного договора выполнил не он.

Областной суд на это ответил: копия вообще не является доказательством, так как «не соответствует требованиям статьи 71 Гражданского процессуального кодекса РФ». И вообще, по мнению областных судей, в деле нет доказательств того, что копия договора, которую принес в суд истец, «соответствуют оригиналу». Да и экспертное заключение не соответствует требованиям Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», потому как «проведение исследования по копии кредитного договора не допускается».

А еще Верховный суд увидел, что апелляция приобщила к делу новые доказательства, которые предоставило следствие уже после того, как районный суд встал на сторону истца. Это были заверенные копии кредитного договора и копия расходного кассового ордера, которые, по мнению областного суда, доказывали, что истец деньги у банка брал.

Верховный суд заметил, что его областные коллеги, вынося свое решение, не учли важные моменты.

По закону апелляция, во-первых, оценивает доказательства, которые есть в деле. И во-вторых, дополнительные доказательства. Но эти дополнительные доказательства принимаются апелляцией тогда, когда человек, участвующий в деле, объяснил, по каким причинам он не смог их принести в суд первой инстанции. Это должны быть веские причины, не зависящие от человека, а апелляция обязана признать эти причины уважительными.

О том, что в деле появились новые доказательства, областной суд обязан был вынести определение.

Уточнения по этому поводу сделал Пленум Верховного суда (№ 13 от 19 июня 2012 года). Пленум сказал, что судья-докладчик излагает содержание новых доказательств и ставит на обсуждение вопрос, принимать ли новые доказательства. Причем делается это с учетом мнения тех, кто участвует в деле. Доказывать, почему в районный суд не принесли новые доказательства, должен тот, кто их принес. А апелляция обязана решить, по уважительным причинам новые доказательства не предоставили районному суду или нет.

В материалах нашего дела Верховный суд увидел, что ответчик не сослался на новые доказательства, а областной суд в нарушение закона и без указания мотивов принял новые доказательства. Новыми доказательствами оказались копия кассового ордера о получении миллионов, копия свидетельства о собственности на квартиру и машину, которые якобы есть у истца. Была в деле и копия справки с места работы нашего героя — некой фирмы. Верховный суд подчеркнул — в нарушение закона (статьи 35 и 57 ГПК РФ) истцу «не обеспечили право ознакомления с новыми доказательствами и представления на них возражений».

Из дела видно, что новые доказательства поступили в областной суд из полиции Самарской области. Их воронежский областной суд не исследовал, не дал оценки, допустимые ли это доказательства. Апелляция просто ограничилась перечислением появившихся документов. А наш герой в суде утверждал, что никогда не работал в той странной фирме, которая названа в документе, и у него не было таких доходов, которые указаны в справке, и ни этой квартиры, ни машины у него также нет и не было, кредит не просил и денег не получал.

Верховный суд напомнил: по закону (статья 71 ГПК) подлинные документы представляются тогда, когда дело нельзя разрешить без подлинников или когда копии различаются. Наш истец предоставил суду копии, соответствие которых оригиналу никто не оспаривал. Назвав заключение эксперта «ненадлежащим доказательством», областной суд не сказал, какие положения закона нарушены экспертом. Местный суд, по мнению Верховного суда, не учел, что закон не запрещает делать почерковедческую экспертизу по копиям и в законе нет запрета, чтобы суд использовал такую экспертизу. А еще высокий суд добавил: вопрос о пригодности образцов для исследования экспертами, как и вопрос о методике проведения экспертизы, — это компетенция того, кто экспертизу проводит.

По мнению Верховного суда, его воронежские коллеги должны были сами запросить у полиции Самарской области подлинный кредитный договор, чтобы не было сомнений. Но этими процессуальными полномочиями областной суд не воспользовался. По мнению Верховного суда, это говорит «об уклонении суда от обязанности по полному и всестороннему установлению обстоятельств дела».

Иск придется областному суду пересматривать.

Как признать договор займа недействительным

Договор займа, как и другие сделки, может быть признан недействительным, но для этого должны иметься предусмотренные законом основания. Порядок признания сделки недействительной пошагово описан в статье.

Основания для признания договора займа недействительным

К любой заключаемой на территории РФ сделке нормы ГК РФ предъявляют целый ряд общих требований. Так, например, стороны должны:

  • достигнуть совершеннолетнего возраста;
  • обладать правоспособностью и дееспособностью;
  • соблюдать нормы законодательства при заключении сделки;
  • быть свободными в своем волеизъявлении при подписании договора.

В том случае, если хотя бы одна из сторон игнорирует эти требования законодательства, сделка становится оспоримой. То есть сторона договора либо другие заинтересованные лица получают право обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной. Такое признание дает возможность возврата к тому положению, в котором участники сделки находились до заключения договора (то есть должен произойти возврат всего полученного по договору назад).

Если же положения законодательства нарушают обе стороны (к примеру, заключая договор займа, организуют фиктивную сделку или маскируют под другую сделку), то такой договор будет заведомо ничтожен. То есть вообще не будет порождать никаких юридических последствий.

По каким основаниям можно оспорить договор займа

Потенциальных оснований, по которым можно оспорить договор займа, более десятка. Все они перечислены в ст. 168-179 ГК РФ. Мы разделили их на три группы:

  1. Пороки участников сделки.
    Одна из сторон договора займа (неважно, идет ли речь о гражданине или юридическом лице) не имела права заключать такую сделку или сделала это с нарушением предусмотренной в таких случаях процедуры. Если речь идет о гражданах, то, к примеру, сделка совершена несовершеннолетним или ограниченно дееспособным человеком без одобрения его законного представителя. А если сделку совершает ребенок до 14 лет либо недееспособный гражданин, то такой договор займа будет ничтожным.
    Пороки субъекта могут быть и в случае участия в сделке организации. Так, например, организация может не обладать в силу требований учредительных документов правом заключать договоры займа либо для заключения таких договоров требуется разрешение учредителей, а оно не получено.
  2. Пороки воли участников сделки.
    Речь идет о ситуациях, перечисленных в ст. 178 и 179 ГК РФ, когда нарушается право сторон на свободное волеизъявление при заключении договора займа. Это, например, применение насилия по отношению к контрагенту с целью заключения сделки, угроза его применения, обман, использование крайне затруднительных обстоятельств потерпевшей стороны.
  3. Наличие нарушений норм законодательства при заключении сделки.

Так, например, п. 7 ст. 807 ГК РФ определяет, что если заем выдается гражданину и не имеет отношения к предпринимательской деятельности, то такой заем должен оформляться с учетом требований закона «О потребительском кредите (займе)» от 21.12.2013 № 353-ФЗ. Однако нормы договора требованияэтого закона игнорируют.

Кто может начать процедуру признания договора недействительным

Правила прописаны в ст. 166 ГК РФ. Оспорить сделку имеют право:

  • ее сторона, т. е. займодавец или заемщик;
  • другое лицо, которому такое право предоставлено законом — речь в первую очередь идет о тех, кто имеет право действовать в интересах сторон в силу закона (родители несовершеннолетних, опекуны), а также для кого совершенная сделка создает неблагоприятные последствия.

Обязательным условием, необходимым для оспаривания сделки, должно быть нарушение ее условиями прав и законных интересов конкретного человека или организации либо наличие для них иных неблагоприятных последствий.

Пошаговый порядок действий

Признание оспоримой сделки недействительной возможно только на основании судебного решения.

Пошаговая процедура признания договора займа таковым выглядит так:

  • Проведение проверки на предмет наличия оснований для признания сделки недействительной. На этом этапе необходимо собрать доказательства для суда, подтверждающие наличие оснований, по которым можно признать сделку недействительной.
  • Подготовка искового заявления и обращение в суд. Иск оформляется по общим правилам искового производства согласно требованиям ст. 131 и 132 ГПК РФ. Ответчиком по иску обычно является контрагент по договору займа, следовательно, иск подается по месту его регистрации (жительства).
  • Получение судебного решения о признании сделки недействительной.

Последствия признания договора займа недействительным

Последствия недействительности договора займа определены в ст. 167 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка является таковой с момента ее совершения, а потому не влечет никаких юридических последствий.

Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ в случае признания договора займа недействительным стороны должны вернуть друг другу полученные по нему денежные средства или иное имущество. Если имущество нельзя вернуть в натуре, то сторона компенсирует его стоимость в денежном выражении.

Проще говоря, заемщик возвращает займодавцу деньги и компенсирует пользование этими деньгами по правилам ст. 395 ГК РФ путем уплаты процентов по ключевой ставке ЦБ РФ. Займодавец же не обязан возвращать все полученные по сделке проценты, поскольку заемщик в любом случае оплачивает пользование суммой займа. Но имейте в виду, что суд может признать неосновательным обогащением разницу между деньгами, уплаченными по договору, и деньгами, уплаченными по ключевой ставке.

Таким образом, чтобы признать договор займа недействительным, нужны основания.Придется обращаться в суд, поскольку это обязательный этап процедуры. Если иск будет удовлетворен, займодавцу придется вернуть деньги и проценты за пользование ими.

Юридические услуги в Курске — Юрист Умеренков О.Н.

Юрист Умеренков Олег Николаевич

Кредитный договор, заключенный путем мошенничества, является ничтожной сделкой

6. Кредитный договор, заключенный в результате мошеннических действий, является недействительной (ничтожной) сделкой.

Х. обратился в суд с иском к банку-2 о признании кредитного договора недействительным, взыскании судебных расходов и компенсации морального вреда.
В обоснование исковых требований Х. ссылался на то, что 1 сентября 2013 г. от его имени неизвестным лицом заключен кредитный договор с банком-1, правопреемником которого является банк-2. О выдаче кредита на его имя истцу стало известно 2 апреля 2014 г. после обращения ответчика к нему о полном досрочном исполнении обязательств по данному договору.
Для проверки доводов истца о том, что кредитный договор он не заключал и не подписывал, а лишь заполнил в банке-1 анкету на предоставление кредита, определением суда от 25 мая 2017 г. назначена судебная почерковедческая экспертиза.
Согласно заключению эксперта от 15 августа 2017 г. рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подписи от его имени в анкете на предоставление банком-1 потребительского кредита от 1 сентября 2013 г. выполнены Х.; рукописные записи фамилии, имени, отчества Х. и подписи от его имени в заявлении на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом; рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подпись от его имени в графике платежей к заявлению на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета по кредитному договору от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом; рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подпись от его имени в уведомлении об информировании клиента о полной стоимости кредита от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом.

Разрешая спор и удовлетворяя иск Х. частично, суд первой инстанции принял во внимание приведенные выше обстоятельства и указал на то, что в нарушение требований ст. 820 ГК РФ письменная форма кредитного договора не была соблюдена, поскольку истец кредитный договор не подписывал, заемщиком не является, каких-либо обязательств на себя по данному договору не принимал, а следовательно, кредитный договор от 1 сентября 2013 г., подписанный от имени Х. неизвестным лицом, является недействительным (ничтожным).
Суд первой инстанции также указал, что срок исковой давности Х. не пропущен, поскольку о заключении кредитного договора истцу стало известно 2 апреля 2014 г. из требования ответчика о полном досрочном исполнении обязательств по договору, в суд с иском Х. обратился 10 марта 2017 г., то есть в пределах трехлетнего срока исковой давности, предусмотренного п. 1 ст. 181 ГК РФ.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции сослался на то, что кредитный договор в силу п. 1 ст. 168 ГК РФ является оспоримой сделкой, а поэтому срок исковой давности по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ); ходатайства о восстановлении срока исковой давности истцом заявлено не было, сведений об уважительности причин пропуска срока исковой давности представлено не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав следующее.
В силу п. 1 ст. 160 ГК РФ (здесь и далее нормы ГК РФ приведены в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора) сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.
Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пп. 2 и 3 ст. 434 данного кодекса.
В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.
Статьей 820 ГК РФ установлено, что кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.
В п. 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (ст. 820, п. 2 ст. 836 ГК РФ).
Последствия нарушения требований закона или иного правового акта при совершении сделок определены ст. 168 ГК РФ.
В соответствии с пунктом 1 названной статьи, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 этой же статьи).

Читать еще:  Кому из пенсионеров положена обещанная властями прибавка в 2021 году

Срок исковой давности по недействительным сделкам установлен ст. 181 ГК РФ, в соответствии с которой срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки (п. 1).
Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2).

Как следует из материалов дела, заявленные истцом требования о недействительности кредитного договора основаны как на несоблюдении требования о его письменной форме, поскольку договор истцом подписан не был, так и на том, что волеизъявление на заключение договора отсутствовало.
Согласно ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут порождаться как правомерными, так и неправомерными действиями.
Заключение договора в результате мошеннических действий является неправомерным действием, посягающим на интересы лица, не подписывавшего соответствующий договор и являющегося применительно к п. 2 ст. 168 ГК РФ третьим лицом, права которого нарушены заключением такого договора.
Однако, оценивая заключенный договор как оспоримую сделку, суд апелляционной инстанции не учел обстоятельства заключения конкретного договора и применил норму права (п. 1 ст. 168 ГК РФ), не подлежащую применению.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 02.04.2019 №5-КГ19-25

Определение Верховного Суда РФ от 28.12.2017 N 305-ЭС17-16156 по делу N А40-189969/2016

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 28 декабря 2017 г. N 305-ЭС17-16156

Судья Верховного Суда Российской Федерации Р.А. Хатыпова, изучив материалы истребованного дела и кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Прайд» (далее — общество «Прайд») на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.08.2017 по делу N А40-189969/16 Арбитражного суда города Москвы по иску публичного акционерного общества «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» (далее — общество «ФСК ЕЭС») к обществу с ограниченной ответственностью «Русинжиниринг» (далее — общество «Русинжиниринг»), обществу «Прайд» о признании недействительным договора возмездной уступки права требования (цессии) от 15.06.2015 N 33/05-2015,

решением Арбитражного суда города Москвы от 20.12.2016 в иске отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2017, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа от 01.08.2017, решение Арбитражного суда города Москвы от 20.12.2016 отменено, иск удовлетворен.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просит отменить постановления судов апелляционной инстанции и округа с оставлением в силе решения суда первой инстанции, ссылаясь на существенное нарушение судом апелляционной инстанции и судом округа норм права.

02.10.2017 дело N А40-189969/16 истребовано из Арбитражного суда города Москвы.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

Изучив изложенные в жалобе доводы, материалы дела и принятые по делу судебные акты, судья Верховного Суда Российской Федерации считает, что оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 АПК РФ, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, не имеется.

Согласно пункту 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до вступлении в силу Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ, далее — ГК РФ) уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2).

В соответствии с пунктом 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2).

Согласно пункту 2 статьи 422 ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между обществом «ФСК ЕЭС» и обществом «Русинжиниринг» были заключены договоры подряда от 31.10.2008 N 266Г1/08-1 и от 25.12.2007 N 13-04/17 (далее — договоры подряда).

Согласно пункту 26.1 договоров подряда стороны не вправе без предварительного письменного согласия другой стороны переуступать третьим лицам права по указанным договорам.

В соответствии с уведомлениями об одностороннем отказе от договоров общество «ФСК ЕЭС» расторгло договор от 31.10.2008 N 266Г1/08-1 с 27.02.2015 и договор от 25.12.2007 N 13-04/17 с 24.04.2015.

Впоследствии между обществом «Русинжиниринг» (цедент) и обществом «Прайд» (цессионарий) был заключен договор возмездной уступки права требования (цессии) от 15.06.2015 N 33/05-2015 (далее — договор цессии), согласно условиям которого цедент обязуется уступить цессионарию за плату права требования к должнику уплаты денежных средств в общем размере 364 925 010 руб. 69 коп., а цессионарий обязуется принять и оплатить цеденту права требования на условиях, предусмотренных настоящим договором (пункты 2.1, 2.2 договора).

Пунктом 1.1 договора цессии установлено, что должником по договору является общество «ФСК ЕЭС», являющееся стороной-должником в первоначальных обязательствах.

Согласно пункту 1.3 договора цессии первоначальными обязательствами должника являются обязательства должника перед цедентом по оплате окончательных платежей за поставленное оборудование и гарантийных удержаний за выполненные работы, предусмотренных пунктами 7.3 и 7.4 договоров подряда, в связи с расторжением должником договоров в одностороннем порядке.

Полагая, что договор цессии является недействительным, общество «ФСК ЕЭС» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Оценив представленные в дело доказательства, суд апелляционной инстанции, установив, что пунктом 26.1 договоров подряда установлен запрет на уступку прав, вытекающих из договоров, третьим лицам без согласия должника, и, исходя из того, что обществом «Русинжиниринг» по договору цессии уступлено право требования по обязательствам, возникшим до расторжения договоров подряда, а также, учитывая, что норма пункта 3 статьи 388 ГК РФ введена в действие после заключения договоров подряда, руководствуясь статьями 4, 382, 388, 422 ГК РФ, пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора цессии по мотиву наличия в договорах подряда ограничений на уступку, отменив решение суда первой инстанции и удовлетворив требования общества «ФСК ЕЭС».

При этом суд апелляционной инстанции, посчитав, что условие договора, запрещающее уступку права по договору без согласия должника является условием, предполагающим его применение и после расторжения договора наряду с гарантийными обязательствами, а также иными условиями, имеющими цель регулирования отношений сторон в период после расторжения договора, применив правовую позицию, изложенную в абзаце 2 пункта 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.06.2014 N 35 «О последствиях расторжения договора», признал не состоятельной ссылку ответчиков на прекращение действия договоров подряда до заключения договора цессии.

Суд округа поддержал выводы суда апелляционной инстанции.

Изложенные в кассационной жалобе доводы в силу статьи 291.6 АПК РФ не являются основанием для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 291.6 и 291.8 АПК РФ, судья Верховного Суда Российской Федерации

отказать обществу с ограниченной ответственностью «Прайд» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Рассмотрение заявления кредитора об оспаривании сделки по общим основаниям наряду со специальными основаниями в рамках дела о банкротстве

На практике возникают ситуации, когда конкурсный кредитор подает заявление о признании сделок должника недействительными в дело о банкротстве должника одновременно по общим основаниям (предусмотренными гражданским законодательством) и по специальным основаниям (предусмотренными законодательством о банкротстве). Суд, ссылаясь на положения абзаца 7 пункта 17 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, оставляет без рассмотрения требование о признании сделки недействительной по общегражданским основаниям и рассматривает требование только по специальным основаниям (например, https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/8311f5e8-c337-4d26-b6f2-2e9233124acd/d19bc080-02e5-4f6b-8800-2942304f8da4/A40-79738-2018_20200115_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True) (оно, кстати, было отменено: как по общим основаниям: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/8311f5e8-c337-4d26-b6f2-2e9233124acd/78c456bb-81e5-4bb6-9f75-3a7a3a2119ca/A40-79738-2018_20200717_Postanovlenie_apelljacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True, так и по специальным: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/8311f5e8-c337-4d26-b6f2-2e9233124acd/edce8983-f46f-407f-ae88-5e69c72eac39/A40-79738-2018_20201014_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True).

Согласно положению абзаца 7 пункта 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63) заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Однако постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 принято до вступления в силу пункта 2 статьи 61.9 Закона о банкротстве, который вступил в силу с 23.12.2014 (дата опубликования на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru).

Согласно пункту 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника.

На основании п. 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве конкурсный кредитор может подать заявление об оспаривании сделки должника, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц.

В законе не уточнено, по каким именно основаниям кредитор может оспаривать сделку.

Установленный Законом десятипроцентный порог служит ограничением для чрезмерного и несогласованного оспаривания сделок по заявлениям миноритарных кредиторов, что может нарушить баланс интересов участвующих в деле о банкротстве лиц, привести к затягиванию процедуры банкротства и увеличению текущих расходов (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10.05.2016 по делу N 304-ЭС15-17156, А27-2836/2013).

Применение положений абзаца 7 пункта 17 Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 приводит к возможности обойти ценз путем предъявления заявления конкурсным кредитором, обладающим менее десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, об оспаривании сделки в рамках общего искового производства, поскольку суд, не рассматривающий дело о банкротстве должника, не выясняет размер требований конкурсного кредитора при проверке его права на предъявление требования.

Таким образом, кредитор может оспаривать сделку в рамках дела о банкротстве как по специальным, так и по общим основаниям.

Аналогичного подхода придерживается и судебная практика (при этом судебная практика, применяющая положения абзаца 7 пункта 17 Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 также встречается):

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.01.2019 N Ф05-2414/2018 по делу N А40-137649/2016:

«Оставляя заявление ИП Карданова А.О. без рассмотрения, суды сослались на абзац 8 пункта 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» которым разъяснено, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданского кодекса Российской Федерации или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Оспаривая вынесенные по делу судебные акты, ИП Карданов А.О. ссылался на нарушение судами норм процессуального права, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника.

Обсудив доводы кассационных жалоб, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, арбитражный суд округа пришел к следующим выводам.

Как разъяснено в абзаце девятом пункта 17 Постановления N 63, заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам, должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления, кредиторами), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности; при предъявлении в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании сделки по указанным основаниям иным помимо арбитражного управляющего лицом суд оставляет это заявление без рассмотрения применительно к пункту 4 части 1 статьи 148 АПК РФ.

Однако необходимо учитывать, что статьей 7 Закона N 432-ФЗ внесены изменения в Закон о банкротстве, в частности пункт 2 статьи 61.9, согласно которому заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд наряду с лицами, указанными в пункте 1 настоящей статьи, конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц.

В соответствии со статьей 15 Закона N 432-ФЗ настоящий Закон вступает в силу со дня его официального опубликования, за исключением положений, для которых настоящей статьей установлены иные сроки вступления их в силу.

Данный Закон опубликован на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru — 23.12.2014, и с этой даты вступил в силу.

Положения статьи 61.9 Закона о банкротстве в новой ее редакции подлежат применению независимо от даты возбуждения дела о банкротстве либо введения соответствующей процедуры банкротства, с 23.12.2014.

Таким образом, с 23.12.2014 правом на обращение в арбитражный суд с заявлением об оспаривании сделок должника в рамках дела о банкротстве обладают конкурсные кредиторы, размер кредиторской задолженности перед которыми составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов.

Поскольку требования заявителя, по сути, не были рассмотрены судом, суд округа считает, что оспариваемые судебные акты не могут быть признаны законными и обоснованными, в связи с чем подлежат отмене».

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 09.04.2019 N Ф06-44356/2019 по делу N А49-6629/2012:

«Как разъяснено в абзаце девятом пункта 17 постановления Пленума от 23.12.2010 N 63, заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам, должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления, кредиторами), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности; при предъявлении в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании сделки по указанным основаниям иным помимо арбитражного управляющего лицом суд оставляет это заявление без рассмотрения применительно к пункту 4 части 1 статьи 148 АПК РФ.

Статьей 7 Федерального закона от 22.12.2014 N 432-ФЗ внесены изменения в Закон о банкротстве, в частности пункт 2 статьи 61.9, согласно которому заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд наряду с лицами, указанными в пункте 1 настоящей статьи, конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц.

Данный Закон опубликован на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru — 23.12.2014, и с этой даты вступил в силу.

Положения статьи 61.9 Закона о банкротстве в новой ее редакции подлежат применению независимо от даты возбуждения дела о банкротстве либо введения соответствующей процедуры банкротства, с 23.12.2014.

Таким образом, с 23.12.2014 правом на обращение в арбитражный суд с заявлением об оспаривании сделок должника в рамках дела о банкротстве обладают конкурсные кредиторы, размер кредиторской задолженности перед которыми составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов.

Следовательно, установив, что размер кредиторской задолженности перед уполномоченным органом, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, суды должны были проверить наличие оснований для признания сделки недействительной на основании статей 10, 168 ГК РФ.

Поскольку требования заявителя не были рассмотрены по существу судами первой и апелляционной инстанций, суд округа считает, что оспариваемые судебные акты не могут быть признаны законными и подлежат отмене на основании частей 1, 3 статьи 288 АПК РФ, а обособленный спор — направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции на новое рассмотрение для принятия решения по существу заявленных требований».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.03.2018 N Ф05-1985/2018 по делу № А40-181685/2016:

«Оценив по правилам ст. 71 АПК РФ собранные по делу доказательства, доводы и возражения лиц, участвующих в деле, руководствуясь указанными выше нормами и разъяснениями, принимая во внимание наличие у заявителя статуса конкурсного кредитора, размер кредиторской задолженности перед Банком, включенной в реестр требований кредиторов и составляющей более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, а также заявленные кредитором основания оспаривания сделки (специальные и общие), суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что данный спор подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве».

Директор подписал невыгодный договор: как его оспорить

С. С. Малаховец
автор статьи, консультант Аскон по юридическим вопросам

Читать еще:  Условия предоставления ветеранам боевых действий ипотеки в Сбербанке

Законодательство предоставляет генеральному директору широкие полномочия по представлению интересов организации. По сути, именно он решает, как будет действовать организация, какие договоры и с кем она будет заключать.

Однако власть генерального директора не безгранична, и в некоторых случаях ему требуется получение согласия со стороны коллегиальных органов общества на совершение сделок.

В данной статье разберем случаи, когда возможно оспорить сделку, заключенную генеральным директором, и признать ее недействительной в общем порядке, то есть без учета специальных правил, предусмотренных законодательством о банкротстве.

По общему правилу п. 2 ст. 166 ГК РФ, требование о признании сделки недействительной могут предъявить стороны сделки или иные лица, указанные в законе. Учредители не являются представителями организаций, поэтому их возможности по оспариванию сделок ограничены законодательством.

Закон устанавливает несколько случаев, когда учредители вправе оспорить сделку, заключенную генеральным директором.

1. В силу ст. 173 ГК РФ учредитель вправе добиться признания недействительными сделки юридического лица, совершенные в противоречии с целями его деятельности. Положительной практики по оспариванию сделки по указанному основанию немного. Поэтому добиться положительного результата со ссылкой на ст. 173 ГК РФ тяжело.

2. Исходя из ст. 173.1 ГК РФ, при отсутствии согласия на совершение сделки органа юридического лица возможно ее оспаривание. В данном случае речь идет в основном про крупные сделки.

Как указано в п. 18 «Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019), для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу в результате совершения такой сделки, поскольку достаточно того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и другая сторона знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах.

Примером оспаривания сделок по данному основанию может послужить Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.03.2021 N Ф01-685/2021 по делу N А43-8191/2020, в котором суд по иску участника общества признал недействительным заем, выданный обществом в пользу генерального директора. Основанием для этого стало отсутствие согласия общего собрания на сделку.

В Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.07.2020 N Ф01-11264/2020 по делу N А82-17123/2019 основанием для признания недействительной сделки, заключенной генеральным директором, стало отсутствие согласия на заключение крупной сделки, а также сделки с заинтересованностью. Общество продало недвижимость за 59 млн рублей, что составило более 25% от балансовой стоимости активов общества.

В некоторых случаях договоры, заключенные генеральным директором, могут оспорить и иные лица, помимо учредителей. Так, в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.02.2016 N Ф03-6425/2015 по делу N А59-1229/2015 было подтверждено решение суда о признании недействительным договора субаренды по причине отсутствия согласия на это со стороны собственника помещения, выступавшего арендодателем.

В еще одном деле был признан недействительным договор, по которому общество продало здание рыночной стоимостью в 4 млн рублей за 20 тыс. рублей. В Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.02.2021 N Ф07-17025/2020 по делу N А26-2854/2019 было отмечено, что такая сделка является крупной и принесла обществу убытки.

3. Если генеральный директор вышел за пределы своих полномочий при совершении сделки, то в силу ст. 174 ГК РФ участники могут также признать сделку недействительной. Как указано в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность», данная норма применяется к сделкам, в отношении которых есть заинтересованность, а ст. 173.1 ГК РФ – для крупных сделок, в отношении которых не было получено согласие.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.03.2021 N Ф04-603/2021 по делу N А70-5433/2020: вывод активов руководителем стал причиной для признания договоров недействительными по мотиву отсутствия согласия на заключение сделки с заинтересованностью.

4. Если сделка не является разумно необходимой для организации и совершена в только в части интересов некоторых участников общества, то другие участники могут ее оспорить, несмотря на отсутствие убытков. Об этом свидетельствует п. 19 «Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019)

Как взыскать убытки

Для того, чтобы взыскать убытки с генерального директора, не требуется признавать сделку недействительной. Руководитель организации всегда несет полную материальную ответственность вне зависимости от того, подписал он соглашение о ее возложении на себя или нет. Возможность привлечения гендиректора к субсидиарной ответственности предусмотрена ст. 53.1 ГК РФ и ст. 277 Трудового кодекса России.

Исходя из п. 3 ст. 53 ГК РФ, генеральный директор должен действовать добросовестно и разумно. Если же он этого не делает и его действия привели к убыткам, то организация вправе взыскать с него убытки.

Для взыскания убытков необходимо будет доказать основания для привлечения к субсидиарной ответственности: вину, наличие неправомерных действий, наличие убытков и причинную связь между действиями и возникшими убытками. Помимо этого также нужно представить доказательства того, что руководитель организации вел себя недобросовестно и неразумно.
Важно помнить, что убытки могут быть взысканы в пользу организации, а не в пользу ее участников.

Разъяснение терминов «недобросовестность действий» и «неразумность действий» можно увидеть в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Образовательное мероприятие по теме

Лектор: Бевзенко Роман Сергеевич, к.ю.н., партнер Пепеляев Групп, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук, член рабочей группы по реформе ГК РФ.

Найдите решение в КонсультантПлюс

КонсультантПлюс содержит более 203 млн документов: законодательство, судебную практику, материалы Путеводителей, комментарии, консультации и другую необходимую информацию.

С. С. Малаховец
автор статьи, консультант Аскон по юридическим вопросам

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

Поможем не забыть сделать главное

Посмотрите актуальные чек-листы для бухгалтера, специалиста по кадрам и юриста.

Решение суда о признании кредитного договора недействительным № 02-0400/2016

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

11 февраля 2016 года г. Москва Коптевский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Родиной Т.В.

при секретаре Бородецкой Ю.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

дело по иску Диевой

*** к АО «БИНБАНК Кредитный Карты» о признании кредитного договора недействительным,

Диева Н.А. обратилась в суд с иском к АО «БИНБАНК Кредитные Карты», о признании кредитного договора недействительным, обязании удалить информацию о наличии задолженности из бюро кредитных историй, мотивируя свои требования тем, что ***года у неё украли сумку, в которой находился принадлежащей ей паспорт, в связи с чем она обратилась с заявлением в полицию. ***. истцу стало известно, что у нее имеется задолженность по кредитному договору и было установлено, что неизвестным лицом от имени истца был заключен кредитный договор ***года с АО «БИНБАНК кредитные карты», несмотря на обращение к ответчику с заявлением о том, что у неё был украден паспорт и незаконном получении кредита неустановленным лицом, ответчик договор не расторг, разъяснив истцу право обратиться в органы внутренних дел с заявлением о мошенническом оформлении кредита. Поскольку никакой договоров с ответчиком истец не заключала, то она просит суд признать недействительным договор № *** от ***., обязать ответчика восстановить безупречность кредитной истории путем предоставления информации в Бюро кредитных историй о недействительности договора и отсутствии задолженности.

Истец Диева Н.А. надлежащим образом извещенная о дне, времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явилась.

Представитель ответчика АО «БИНБАНК Кредитные Карты» по доверенности Вьюгов А.С. в судебное заседание явился, пояснил суду, что Банком проводилось внутреннее расследование, по результатам которого подтвердилось, что кредит от имени Диевой Н.А. получало иное лицо.

Таким образом, учитывая, что реализация участниками гражданского оборота своих прав не должна нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц, суд считает необходимым рассмотреть настоящее

дело в отсутствие

ответчика, на основании ст. 167 ГПК РФ, поскольку полагает возможным разрешить спор по имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ суд счел возможным рассмотреть дело при данной явке.

Выслушав объяснения представителя ответчика, исследовав письменные материалы дела,оценив собранные по делу доказательства в их совокупности согласно ст.ст.59-61 ГПК РФ, установив юридически значимые обстоятельства по делу, суд находит заявленные требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст.309-310 Гражданского кодекса РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями

оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Положениями ст. 421 ГК РФ установлено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Согласно ч. 1 ст. 819 ГК РФ, по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 810 Гражданского кодекса РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Если иное не предусмотрено договором займа, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее займодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет.

Согласно части 1 статьи 820 ГК РФ кредитный договор заключается в письменной форме.

По правилам ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Статьей 168 ГК РФ предусмотрено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Как установлено в судебном заседании и следует из письменных материалов дела (л.д.22-24), ***года у истца был похищен общегражданский паспорт. По факту хищения общегражданского паспорта истец обратилась ***. в ОМВД по Пресненскому району г.Москвы с соответствующим заявлением.

***года истец обратилась в ОУФМС России по Московской области по г.о.

Дубна с заявлением о краже паспорта на её имя ***.

Взамен утраченного Диевой Н.А, ***. выдан новый паспорт ***.

Судом установлено, что кредитный договор № *** от ***. от имени Диевой *** заключен по паспорту ***.

Истец обращалась к ответчику с заявлениями (л.д.28,29) о том, что оформленная на ее имя кредитная карта оформлена по украденному паспорту.

Ответом на заявления Банк рекомендовал истцу обратиться в органы внутренних дел с заявлением о мошенническом кредите (л.д.30).

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Представитель ответчика в судебном заседании не отрицал факт того, что кредит от имени Диевой Н.А. был заключен иным лицом. Представил суду копию заявления-анкеты от ***. за подписью выполненной от имени Диевой Н.А., справку об условиях кредитования так же содержащую подпись от имени Диевой Н.А., а так же фотографию лица, получившего и оформившего кредит от имени Диевой Н.А.

В силу положений ст. 432 ГК РФ, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Таким образом, в судебном заседании установлено, что доводы истца о том, что она не заключала и не подписывала кредитный договор, нашли свое объективное подтверждение в ходе рассмотрения дела и подтверждаются представленными в материалы дела доказательствами, в том числе заявлением- анкетой, где при визуальном сравнении с подписью Диевой Н.А. во вновь выданном паспорте и в заявлении-анкете, прослеживаются явные расхождения в их исполнении, так же существенное различие усматривается между фотографией Диевой Н.А. во вновь выданном паспорте и фотографией женщины, оформившей и получившей кредит от имени Диевой Н.А.

Не доверять представленным и исследованным доказательствам у суда оснований не имеется.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что поскольку истец не подписывала оспариваемый кредитный договор, указанный договор заключило неустановленное лицо, совершив противоправные действия с использованием похищенного у истцом паспорта, следовательно, истец не изъявляла своей воли на предоставление ей денежных средств, между ней и ответчиком отсутствуют кредитные отношения, и кредитный договор № *** от ***. является недействительным.

Согласно Федеральному закону от 30.12.2004г. № 218-ФЗ «О кредитных историях» внесение в кредитную историю записи об исполнении заемщиком принятых на себя обязательств по договору займа (кредита) осуществляется бюро кредитных историй на основании информации, предоставленной займодавцами (кредиторами).

В связи с тем, что истец не подписывала указанный кредитный договор, денежные средства истцу по оспариваемому договорам не предоставались, обязательственных правоотношений с ответчиком истец не имеет, суд считает необходимым признать передачу сведений ответчиком в базу данных кредитных историй необоснованной и обязать ответчика отозвать из бюро кредитных историй сведения о Диевой Н.А., как о должнике.

Исследовав материалы дела и представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что исковые требования истца подлежат удовлетворению в полном объеме.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.167, 194-199 ГПК РФ

Исковые требования, Диевой *** к АО «БИНБАНК Кредитный Карты» о признании кредитного договора недействительным, — удовлетворить.

Признать кредитный договор № *** от ***. заключенные от имени Диевой *** с АО «БИНБАНК Кредитные Карты») – недействительным.

Обязать АО «БИНБАНК Кредитные Карты» направить в ОАО «Национальное бюро кредитных историй» сведения о недействительности кредитного договора № *** от ***. в отношении Диевой ***, аннулировать записи об имеющейся задолженности в отношении Диевой *** по указанному договору.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Коптевский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня вынесения решения в окончательной форме.

Судья Родина Т.В.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

Абраменко Ф.А. обратился в суд с иском к ответчику СПАО «ИНГОССТРАХ» о взыскании ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, ссылаясь на то, что в период действия заключенного 31.03.2015 года между сторонами договора добровольного стр.

Тимашова Л.И. обратилась в суд с иском к Токареву А.А. о признании прекратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, мотивируя свои требования тем, что квартира по адресу***, была приобретена у Семеновой И.А. по до.

Прокуратура информирует

27.03.2020 14:08 Просмотров: 279 Кредитный договор, заключенный в результате мошеннических действий, является недействительной (ничтожной) сделкой

В силу пункта 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пунктами 2 и 3 статьи 434 данного кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Статьей 820 ГК РФ установлено, что кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.

В пункте 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» установлено, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (статья 820, пункт 2 статьи 836 ГК РФ).

Последствия нарушения требований закона или иного правового акта при совершении сделок определены статьей 168 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 названной статьи, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 2 этой же статьи).

Срок исковой давности по недействительным сделкам установлен статьей 181 ГК РФ, в соответствии с которой срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки (пункт 1).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2).

Согласно статье 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут порождаться как правомерными, так и неправомерными действиями.

Заключение договора в результате мошеннических действий является неправомерным действием, посягающим на интересы лица, не подписывавшего соответствующий договор и являющегося применительно к пункту 2 статьи 168 ГК РФ третьим лицом, права которого нарушены заключением такого договора.

На основании изложенного, кредитный договор, заключенный в результате мошеннических действий, является недействительной (ничтожной) сделкой.

Помощник прокурора Демидовского района
Юрист 1 класса
Е. А. Данилова

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector