Piteryust.ru

Юридическая консультация онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Субсидиарная ответственность директора управляющей организации за долги перед ресурсоснабжающими организациями

Субсидиарная ответственность руководителя управляющей организации в сфере ЖКХ

Автор: Зоя Осипова

В силу статьи 162 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее ― ЖК РФ) по договору управления многоквартирным домом управляющая организация обязуется выполнять работы и (или) оказывать услуги по управлению многоквартирным домом, оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме, предоставлять коммунальные услуги собственникам помещений в таком доме и пользующимся помещениями в этом доме лицам, осуществлять иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность.

В соответствии со ст. 155 ЖК РФ управляющая организация, которая получает плату за коммунальные услуги, осуществляет расчёты за ресурсы, необходимые для предоставления коммунальных услуг, с лицами, с которыми такой управляющей организацией заключены договоры.

Таким образом, основными контрагентами управляющей организации являются собственники помещений в многоквартирном доме, находящемся под её управлением, и ресурсоснабжающие организации. Невыполнение управляющей организацией своих обязательств перед собственниками помещений может привести к одностороннему отказу от договора управления многоквартирным домом и выбору общим собранием собственников помещений иной управляющей организации, а невыполнение обязательств перед ресурсоснабжающими организациями ― к банкротству.

К сожалению, банкротство управляющих организаций ― явление нередкое. Помимо стандартных причин банкротства компаний, таких как некомпетентность аппарата управления, конкуренция, к причинам банкротства управляющей организации можно отнести задолженность потребителей по оплате за жилые помещения и коммунальные услуги. Так как имущества должника для погашения требований кредиторов зачастую недостаточно, законодательством предусмотрен такой резервный механизм защиты прав кредиторов, как субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц.

Так, ст. 61.12 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее ― Закон о банкротстве) предусматривает субсидиарную ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника. В редакциях Закона о банкротстве, действующих на момент рассмотрения приведённых ниже судебных дел, субсидиарная ответственность за неподачу заявления должника была установлена в ст. 10 Закона о банкротстве.

Согласно ст. 9 Закона о банкротстве руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в следующих случаях:

удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объёме перед другими кредиторами;

органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

должник отвечает признакам неплатёжеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;

в иных случаях предусмотренных Законом о банкротстве.

Арбитражный суд Поволжского округа (постановление № Ф06-15397/2016 от 29 ноября 2016 г.) рассмотрел кассационную жалобу конкурсного управляющего Общества с ограниченной ответственностью «***» (далее ― Общество) на постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016 по заявлению конкурсного управляющего Общества о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности в размере 7 685 644,39 рублей в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Общества.

Как следует из судебного акта, в обоснование заявленных требований конкурсный управляющий сослался на то, что руководитель должника, являясь одновременно его главным бухгалтером, обладая на 31.03.2014 информацией о том, что должник имел признаки неплатёжеспособности и недостаточности имущества, не исполнил предусмотренную ст. 9 Закона о банкротстве обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом). В результате продолжения убыточной хозяйственной деятельности у должника в период до 30.10.2014 (даты обращения в арбитражный суд с заявлением муниципального унитарного предприятия «***» о признании Общества несостоятельным (банкротом)) возникли новые обязательства в размере 7 685 644,39 рублей.

Судом также установлено, что в соответствии с данным бухгалтерским балансом размер активов должника составлял 48 069 тыс. руб. (в том числе дебиторская задолженность 47 741 тыс. руб.) Размер денежных обязательств должника составлял 56 411 тыс. руб. Размер превышения обязательства должника над балансовой стоимостью его имущества по состоянию на 31.12.2013 составил 8 342 тыс. руб., который отражён в непокрытом убытке.

После истечения срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве, у должника возникли обязательства в размере 7 685 644,39 рублей перед ресурсоснабжающими организациями.

Указанная задолженность решениями арбитражного суда с должника была взыскана и в последующем на основании определений арбитражного суда в рамках настоящего дела включена в реестр требований кредиторов.

Суд отклонил возражения бывшего руководителя Общества на заявление конкурсного управляющего, основанные на том, что в силу специфики деятельности Общества в условиях имеющейся дебиторской задолженности по оплате услуг населением одновременно с кредиторской задолженностью перед поставщиками энергоресурсов он не мог прийти к однозначному выводу о наличии признаков неплатёжеспособности и недостаточности имущества должника.

Отклоняя указанные возражения, суд указал на то, что «превышение размера обязательств должника над балансовой стоимостью его активов в размере 8 342 тыс. руб. не свидетельствует о стабильном финансовом состоянии должника и возможности покрытия убытков. Доказательств, свидетельствующих о наличии убытков у должника ранее 2013 года, бывшим руководителем Общества не представлено».

Судом также был отклонён довод бывшего руководителя ООО об отсутствии причинно-следственной связи между неподачей заявления должника о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности, поскольку инициирование процедуры банкротства не привело бы к уменьшению задолженности перед кредиторами, ввиду того что основная её часть представляет собой задолженность перед ресурсоснабжающими организациями, которые не могут прекратить исполнение обязательств по договорам, конечными получателями по которым являлись граждане — собственники квартир в многоквартирных жилых домах, находящихся в управлении должника.

Отклоняя данный довод, суд отметил, что «своевременное обращение в суд и инициирование должником процедуры банкротства позволило бы избежать наращивания кредиторской задолженности перед ресурсоснабжающими организациями путём выполнения мероприятий по передаче функций управляющей компании в отношении домов, находящихся в управлении должника».

Суд привлёк бывшего руководителя Общества к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «***» в указанном выше размере.

Интересным представляется тот факт, что в другом деле Арбитражный суд Поволжского округа (постановление № Ф06-17769/17 от 16 февраля 2017 г.) принял во внимание, что основным видом деятельности должника являлось управление жилым фондом, а основная часть кредиторской задолженности была перед ресурсоснабжающими организациями. Суд рассмотрел кассационную жалобу конкурсного управляющего Общества с ограниченной ответственностью «***» на определение Арбитражного суда Саратовской области от 25.10.2016 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2016 по заявлению конкурсного управляющего ООО «***» о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности в размере 1 068 328,24 рублей в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «***».

В данном деле конкурсный управляющий исходил из того, что должник должен был произвести оплату электроэнергии за январь-февраль 2012 года в размере 426 204,96 рубля до 15.03.2012. Конкурсный управляющий расценил неисполнение ООО «***» обязательства по оплате стоимости поставленной в указанный период времени электроэнергии по истечении трёх месяцев с даты, когда оно должно было быть исполнено, в качестве обстоятельства, свидетельствующего о наличии у ООО «***» по состоянию на 15.06.2012 признаков неплатёжеспособности и, как следствие, о наличии у руководителя должника обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом), которая должна была быть исполнена до 15.07.2012.

Арбитражный суд пришёл к выводу о недоказанности заявителем наличия на указанную им дату (по состоянию на 15.06.2012) обстоятельств, являющихся в силу п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве основанием для обязательного обращения руководителя должника с заявлением о признании Общества несостоятельным (банкротом), и, как следствие ― к выводу об отсутствии оснований для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности на основании п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве.

Суд указал: «наличие у должника неисполненных обязательств перед отдельным кредитором (контрагентом по сделке) на определённый период само по себе не свидетельствует о наличии у предприятия признаков неплатёжеспособности и (или) недостаточности имущества и не подтверждает наличие у руководителя общества обязанности по подаче соответствующего заявления в арбитражный суд». Далее суд пояснил, что «ситуация, при которой управляющая организация имеет непогашенную кредиторскую задолженность перед энергоснабжающими организациями, бюджетом одновременно с дебиторской задолженностью граждан является обычной для функционирования управляющих организаций; в силу сложившихся обстоятельств и сроков оплаты за потребленные жилищно-коммунальные услуги граждане постоянно имеют просроченную задолженность перед управляющей компанией».

Статья 61.11 Закона о банкротстве предусматривает субсидиарную ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов. В данной статье установлено: «если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несёт субсидиарную ответственность по обязательствам должника».

Пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из ряда обстоятельств, одним из которых является отсутствие документов бухгалтерского учёта и (или) отчётности к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом, или указанные документы не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено формирование и реализация конкурсной массы.

Так, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа (постановление от 12 декабря 2016 г. по делу № А75-7636/2015) рассмотрел кассационную жалобу бывшего руководителя Общества с ограниченной ответственностью «***» на определение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 07.06.2016 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2016, принятые по результатам рассмотрения заявления конкурсного управляющего ООО «***» о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 8 259 739,88 рублей его бывшего руководителя.

Согласно постановлению суда, конкурсный управляющий Обществом «***» обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника его бывшего руководителя, ссылаясь на непередачу ею бухгалтерской и иной документации должника.

Конкурсный управляющий указал на отсутствие в составе поступившей документации первичных документов, относящихся к дебиторской задолженности Общества «***», без которых невозможно взыскать дебиторскую задолженность; отсутствие лицевых счетов, показаний приборов учёта и иных документов, подтверждающих факт оказания должником услуг управляющей компании, период оказания услуг, наличие задолженности, даты образования задолженности. Согласно представленному конкурсным управляющим бухгалтерскому балансу Общества за 2015 год (отчётный год) у должника имелись активы на сумму 8 546 000 рублей. Документы, подтверждающие наличие и состав активов общества, конкурсному управляющему не переданы, как и не переданы документы в подтверждение их выбытия (в целях возможного оспаривания сделок должника).

Удовлетворяя заявление конкурсного управляющего, суд исходил из того, что «уклонение бывшего руководителя от исполнения обязанности по передаче конкурсному управляющему документов бухгалтерского учёта и отчётности при явно недобросовестном её поведении существенно затруднило формирование конкурсной массы и привело к фактической невозможности предъявления требований о взыскании дебиторской задолженности».

Как видно из приведённых выше судебных актов, руководитель должника может быть привлечён к субсидиарной ответственности по обязательствам должника не только в случае передачи денег по договорам займа фирмам-«однодневкам», но и при неподаче в срок заявления в арбитражный суд о признании должника банкротом или непередаче документов конкурсному управляющему.

Стоит отметить, что в случае небольшой задолженности должника арбитражный суд наряду с другими факторами может учесть, что основным видом деятельности управляющей организации является управление жилым фондом, а основная часть кредиторской задолженности представляет собой задолженность перед ресурсоснабжающими организациями, которая может возникнуть из-за несвоевременной оплаты жилищно-коммунальных услуг собственниками помещений в многоквартирных домах и иными лицами.

Субсидиарная ответственность директора

Субсидиарная ответственность — это когда директор или кто-то из руководства фирмы отвечает по ее долгам своими деньгами или личными вещами. Она наступает, если компания должна денег, а платить нечем или не хочется. Обычно такое случается после банкротства.

Ответственность наступает по решению суда

Если компания не может оплатить долги, за нее платит кто-то другой. Это может быть директор или главбух, который довел компанию до безденежья. Это и есть субсидиарная ответственность.

Обычно, если не началась процедура банкротства компании, привлечь к субсидиарной ответственности нельзя. Формально компания еще в деле, а ее долги — просто просрочки.

Но долго так не может продолжаться: если руководитель сам не начнет процедуру банкротства, это могут сделать налоговая, банки или партнеры. И заодно взыскать свои деньги через суд.

Бросить компанию и укатить на Бали тоже не выйдет: должника признают банкротом и без его участия, и тогда ответственности точно не избежать.

Но на деле бывает иначе. Иногда арбитражные суды соглашаются привлечь к субсидиарной ответственности и без банкротства — если компанию исключили из реестра юрлиц, а долги остались, или у компании не было денег на оплату банкротства.

Если компания не платит, долг переходит на руководителя

В Махачкале компания «Вектор-2000» подала в суд на руководителя ООО «Инвест». Те были должны им три миллиона рублей, но деньги отдавать не собирались, хотя ранее суд обязал их это сделать и даже начал процедуру банкротства. Но процедуру по заявлению юриста отменили: у «Инвеста» не было денег ее оплатить.

Когда «Вектор-2000» попросил взыскать долг с руководителя, суд так и сделал.

К ответственности могут привлечь всё руководство

Если у компании долги, своими вещами и деньгами рискует всё руководство: учредители, генеральный и финансовый директоры, главный бухгалтер, акционеры.

Главное — чтобы сотрудник действительно был тем человеком, который принимал решения, влиял на компанию и привел ее к банкротству. Такого человека закон называет контролирующим лицом.

В ООО «Лосось» началась процедура банкротства. Управляющий проверил бухгалтерию и заметил, что не хватает первичных документов, а еще бухгалтер не платил по долгам, хотя мог. И попросил суд привлечь его к ответственности: из-за ошибок в бухучете руководство не знало, что дела настолько плохи. Но бухгалтер рассказал, что так поступать ему велел директор. К ответственности привлекли обоих.

Посадить на свое место номинального директора тоже не получится — всё равно обвинят тех, кто управлял компанией на самом деле. А номинальному директору ничего не будет, если он докажет, что не при делах, или укажет на настоящего руководителя.

А еще суд может привлечь кого угодно, даже младшего бухгалтера, если поймет, что именно он тратил деньги и заключал рискованные сделки.

Что могут забрать

Что еще не могут взыскать — 446-я статья Гражданско-процессуального кодекса

Если у виновного в банкротстве нет денег выплатить долги, суд может забрать машину, дачу и загородный дом, акции и облигации, паи и даже картины. Точно не заберут единственное жилье и еду из холодильника.

Если руководитель подсуетится и быстро переоформит дачу или машину, например на детей, это вряд ли спасет. Суд заметит хитрость и признает сделку недействительной.

Раньше потребовать долг через суд можно было только во время процедуры банкротства. Сейчас это можно сделать в течение трех лет, поэтому если налоговая забыла взыскать долг сразу, она сделает это позже. До конца срока привлечения директора к субсидиарной ответственности может остаться один день, когда о бывшей компании вспомнят.

За долгом пришли через два года

В Санкт-Петербурге управляющий, который занимался процедурой банкротства компании, подал в суд на ее бывшего руководителя. Управляющий рассказал, что во время процедуры не получил все документы, поэтому не мог точно рассчитать размер долга перед кредиторами. Сейчас же этот долг составляет 500 000 рублей.

В первый раз суд отказал, но после апелляции встал на сторону управляющего. Деньги взыскали с бывшего руководителя компании через два года после банкротства.

Как директору избежать субсидиарной ответственности

Если банкротство уже на горизонте, а долги растут, можно попытаться избежать субсидиарной ответственности. Для этого рекомендую:

  • не совершать рискованных сделок, например не продавать товары по цене ниже рынка. И не дробить бизнес;
  • не брать один долг в приоритет, а платить все долги по частям;
  • проверять партнеров еще внимательнее и не работать с однодневками и компаниями с сомнительной репутацией;
  • не забирать деньги в виде дивидендов и не выплачивать премии;
  • не покупать на последние деньги технику, транспорт, что угодно, если в этом нет очевидной выгоды для компании;
  • придумать объяснения сделок, чтобы доказать их разумность. Можно рассказать, что решения были направлены на развитие и получение прибыли.

Суд привлечет должника к субсидиарной ответственности, если поймет, что он сам довел компанию до банкротства, своими поступками или бездействием. Если решения руководства признают правильными, а долги возникли не по их вине, ответственности можно избежать. Например, если директор начал работать в компании, в которой уже были долги, и он пытался решить проблемы, но не успел.

Последствия наличия у УК существенного долга перед РСО

Автор: Давыдова О. В., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Чем грозит УК наличие существенной задолженности перед РСО по оплате предоставленных коммунальных ресурсов? Меняется ли ситуация в условиях пандемии коронавируса, когда физические лица – собственники и наниматели помещений в МКД – не платят штрафы (пени) за просрочку оплаты услуг ЖКХ?

Существенная задолженность – грубое нарушение лицензионных требований

Наличие у лицензиата (УК) существенной задолженности перед РСО, признанной им (например, согласно акту сверки взаимных расчетов, подписанному руководителями организаций, – см. Определение ВС РФ от 24.04.2020 № 306-ЭС20-4450 по делу № А55-2183/2019) или подтвержденной вступившим в законную силу судебным актом, является грубым нарушением лицензионных требований, причем независимо от факта последующей оплаты указанной задолженности лицензиатом (пп. «д» п. 4(1) Положения о лицензировании предпринимательской деятельности по управлению МКД, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.10.2014 № 1110 (далее – Положение о лицензировании)).

Существенным является долг, равный или превышающий две среднемесячные величины обязательств по оплате по договору ресурсоснабжения, заключенному в целях обеспечения предоставления собственникам и пользователям помещений в МКД коммунальной услуги соответствующего вида и (или) приобретения КР на СОИ.

К сведению: размер задолженности лицензиата перед РСО рассчитывается применительно к договорам ресурсоснабжения, заключенным в целях обеспечения предоставления собственникам и пользователям помещения в многоквартирном доме коммунальной услуги соответствующего вида и (или) приобретения КР на СОИ, то есть определяется отдельно для каждого МКД, находящегося в управлении лицензиата (Письмо Минстроя РФ от 20.12.2018 № 51071-ОО/04).

Мера ответственности

Обозначенное нарушение образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.1.3 КоАП РФ, введенной в действие с 29.03.2019 Федеральным законом от 18.03.2019 № 26-ФЗ. Мерой ответственности за управление МКД с грубым нарушением лицензионных требований для должностных лиц является наложение штрафа в размере от 100 000 до 250 000 руб. или дисквалификация на срок до трех лет, для юридических лиц – наложение штрафа в размере от 300 000 до 350 000 руб.

До указанной даты действовала общая мера наказания за осуществление предпринимательской деятельности по управлению МКД с нарушением лицензионных требований (ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ): для должностных лиц – штраф в размере от 50 000 до 100 000 руб. или дисквалификация на срок до трех лет, для юридических лиц – штраф в размере от 250 000 до 300 000 руб.

К сведению! Мера наказания в виде административного штрафа для УК или ее работника может быть заменена на предупреждение, если (ст. 4.1.1 КоАП РФ):

УК является субъектом МСП;

нарушение совершено впервые;

отсутствуют доказательства того, что совершенное правонарушение привело к причинению вреда или к угрозе причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов РФ, безопасности государства, к угрозе возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера либо повлекло имущественный ущерб.

Пример из судебной практики – Постановление АС СЗО от 02.06.2020 № Ф07-4448/2020 по делу № А44-8711/2019, в передаче которого в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано Определением ВС РФ от 19.08.2020 № 307-ЭС20-10709.

В силу ч. 1 ст. 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, несет ответственность на основании закона, действовавшего во время совершения этого нарушения.

Дата совершения правонарушения из-за существенного долга перед РСО обусловлена не началом либо периодом формирования задолженности, а исключительно фиксацией судом либо самими сторонами договора в акте сверки расчетов задолженности в сумме, превышающей две среднемесячные величины обязательств по оплате договоров. Поэтому если существенная задолженность признана УК или решение суда вступило в силу до 29.03.2019, то бездействие квалифицируется по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ, после указанной даты – по ч. 3.

Подтверждение можно найти в судебной практике (см. постановления АС ВСО от 30.09.2020 № Ф02-3204/2020 по делу № А58-10/2020, АС ПО от 12.10.2020 № Ф06-65712/2020 по делу № А06-13862/2019, АС СЗО от 27.08.2020 № Ф07-8104/2020 по делу № А05-11097/2019, от 29.07.2020 № Ф07-8079/2020 по делу № А42-10609/2019).

Читать еще:  Плата за капремонт москва где платить без комиссии

Срок давности привлечения к ответственности

Наличие существенной задолженности перед РСО – это правонарушение, обладающее признаками длящегося, так как событие правонарушения характеризуется самим фактом наличия подтвержденной задолженности, а не датой ее возникновения (см. также постановления АС МО от 22.07.2020 № Ф05-9548/2020 по делу № А41-85539/2019, АС ПО от 10.09.2020 № Ф06-63555/2020 по делу № А55-29283/2019, АС СЗО от 01.10.2020 № Ф07-9096/2020 по делу № А05-14347/2019). Срок давности привлечения к ответственности составляет для должностных лиц один год, для юридических лиц – два месяца (при рассмотрении судьей – три месяца) со дня обнаружения правонарушения (ч. 1 – 3 ст. 4.5 КоАП РФ).

К сведению: днем обнаружения административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол о данном нарушении, выявило факт его совершения. Указанный день определяется исходя из характера конкретного правонарушения, обстоятельств его совершения и выявления (п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 № 2).

Но важно учитывать, что приведенное правило работает, если задолженность перед РСО не погашена.

Срок давности привлечения к ответственности за административное правонарушение может быть исчислен с момента обнаружения правонарушения только в случае, когда противоправное поведение не было ранее прекращено. Если совершение правонарушения на момент его обнаружения прекращено, срок привлечения к административной ответственности за это нарушение исчисляется с последнего дня, когда оно совершалось.

Поэтому если УК погасила существенную задолженность перед РСО, то срок давности привлечения к административной ответственности исчисляется со дня погашения задолженности.

Исключение МКД из реестра при повторном правонарушении

Согласно п. 4(2) Положения о лицензировании, если в течение 12 месяцев со дня назначения административного наказания за грубое нарушение лицензионных требований лицензиатом будет повторно допущено грубое нарушение лицензионных требований, предусмотренное пп. «а», «б», «г», «д» или «з» п. 4(1), из реестра лицензий субъекта РФ подлежат исключению сведения о МКД, в отношении которых такие нарушения совершены. Соответствующее решение принимает орган ГЖН (ч. 5.2 ст. 198 ЖК РФ).

В свою очередь, исключение сведений о МКД из реестра лицензий является основанием для прекращения лицензиатом деятельности по управлению таким домом в порядке, установленном ст. 200 ЖК РФ. С даты исключения сведений о МКД из реестра лицензиат не вправе осуществлять деятельность по управлению таким домом, в том числе начислять и взимать плату за жилое помещение и коммунальные услуги, выставлять платежные документы потребителям, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 200 ЖК РФ.

Таким образом, повторное привлечение к административной ответственности за наличие существенной задолженности перед РСО грозит УК потерей права вести деятельность по управлению МКД.

Пример из судебной практики – Постановление АС СЗО от 14.07.2020 № Ф07-6749/2020 по делу № А42-7606/2019.

Общество при наличии вступившего в законную силу постановления о привлечении к административной ответственности за допущенные грубые нарушения лицензионных требований не приняло своевременно меры к погашению задолженности перед РСО, а допустило ее наличие в последующий период, тем самым повторно допустило грубое нарушение лицензионных требований, установленное пп. «д» п. 4(1) Положения о лицензировании. Поэтому ГЖИ в отношении лицензиата правомерно применена мера по исключению МКД из реестра лицензий.

Неплатежи со стороны собственников

Может ли УК (ее должностное лицо) избежать административной ответственности за грубое нарушение лицензионного требования, связанное с наличием долга перед РСО, по причине неоплаты собственниками и нанимателями жилых и нежилых помещений в МКД коммунальных услуг?

Есть судебные решения, дающие положительный ответ на этот вопрос. Например, Постановление АС МО от 11.03.2020 № Ф05-803/2020 по делу № А41-44147/2019.

Судьи учли, что общество, зная о наличии спорной задолженности, хотя счета были арестованы, принимало меры по ее погашению, о чем свидетельствуют, в частности, представленные платежные поручения по оплате задолженности РСО. Также арбитры учли специфику сумм денежных средств, подлежащих уплате обществом, и возможность их уплаты обществом как управляющей организацией лишь после поступления денежных средств от конечных потребителей. Фактическая возможность погашения долга появлялась лишь при полной оплате полученного коммунального ресурса жителями МКД.

Кроме того, суд принял доводы общества о том, что по названным МКД постоянно образовывалась задолженность жителей по оплате коммунальных ресурсов. В свою очередь, это не позволяло обществу своевременно оплачивать выставляемые счета. Денежные средства с жителей приходилось взыскивать в судебном порядке, что также затягивало процесс получения денежных средств с них и перечисления РСО.

При этом в постановлениях ВС РФ от 07.10.2020 № 72-АД20-1, № 72-АД20-2 сформирована следующая правовая позиция.

Довод УК о том, что задолженность перед РСО образовалась в связи с неоплатой собственниками и нанимателями жилых и нежилых помещений в МКД коммунальных услуг, не исключает ее виновность в совершении административного правонарушения. Деяние УК, не принявшей всех зависящих от нее мер по соблюдению требований лицензионного законодательства, в том числе посредством интенсивного ведения претензионной и исковой работы в отношении лиц, не исполнивших обязанность по внесению платы за ЖКУ, и допустившей образование существенной задолженности перед РСО, квалифицируется по ч. 3 ст. 14.1.3 КоАП РФ.

О ситуации в условиях распространения коронавируса

С 06.04.2020, когда вступило в силу Постановление Правительства РФ от 02.04.2020 № 424, приостановлено до 01.01.2021 начисление и взыскания неустойки (штрафов, пеней) за несвоевременное внесение и (или) внесение не в полном размере платы за жилое помещение и коммунальные услуги, а также взносов на капитальный ремонт. Само начисление неустойки (штрафа, пени) тоже приостановлено (Письмо Минстроя РФ от 20.04.2020 № 12360-ОГ/04).

Аналогичный мораторий предусмотрен для лиц, осуществляющих управление МКД.

Отдельные моменты применения моратория разъяснены Президиумом ВС РФ (см. Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19), № 2, утвержденный Президиумом ВС РФ 30.04.2020).

1. Мораторий действует в отношении неустоек (пеней, штрафов), подлежавших начислению за период просрочки с 06.04.2020 до 01.01.2021, независимо от расчетного периода (месяца) поставки коммунального ресурса (оказания коммунальных услуг), по оплате которой допущена просрочка, в том числе если сумма основного долга образовалась до 06.04.2020, если законом или правовым актом не будет установлен иной срок окончания моратория.

2. Правила о приостановлении начисления неустоек действуют вне зависимости от места жительства, места пребывания гражданина, местонахождения и места осуществления деятельности юридического лица, а также независимо от введения на территории субъекта РФ режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

3. Неустойка подлежит начислению и взысканию в порядке, установленном жилищным законодательством, законодательством об электроэнергетике, о газо-, тепло-, водоснабжении и водоотведении и условиями договоров, за весь период просрочки, исключая период действия моратория.

Введение моратория на начисление и взыскание неустоек означает, что у УК временно отсутствует один из рычагов воздействия на собственников и нанимателей помещений в МКД по взысканию долгов, что может способствовать увеличению просрочек по внесению платы за услуги ЖКХ. В свою очередь, это ведет к росту задолженности УК перед РСО.

В связи с этим в Минстрой поступил вопрос о необходимости приостановления действия пп. «д» п. 4(1) и п. 4(2) Положения о лицензировании, на что был дан такой ответ.

Ввиду Постановления Правительства РФ от 03.04.2020 № 438 в 2020 году введены особенности проверок управляющих организаций по вопросу правомерного начисления платы, в том числе обоснованности размера задолженности за жилищно-коммунальные услуги (см. п. 3 Письма Минстроя РФ от 08.06.2020 № 21681-МЕ/04). Что это означает?

Действие указанных норм Положения о лицензировании не приостановлено. Вместе с тем из Постановления № 438 следует, что в 2020 году в отношении УК не проводятся проверки в отношении обнаружения наличия у нее существенной задолженности перед РСО.

Полагаем, после того, как данное послабление будет снято, УК вполне сможет оперировать тем, что долг перед РСО вырос по причине неплатежей со стороны собственников и нанимателей помещений в МКД в условиях эпидемии коронавируса. Только нужно запастись доказательствами того, что работа по получению платежей велась, но достичь результата не удалось по причинам, не зависящим от УК. Согласно официальным «сводкам» ситуация уже выправилась.

Министр Минстроя Владимир Якушев 29 октября на заседании Правительства РФ доложил: «В первом квартале текущего года, когда еще не было ограничительных мер, уровень платежей за коммунальные услуги составил 97%. В апреле, с учетом введения ограничительных мероприятий, уровень оплаты платежей составил 81%. Уже в мае пошло восстановление благодаря принятым правительством мерам поддержки – уровень платежей вырос до 92,5%. Начиная с июня темпы оплаты стали постепенно восстанавливаться и уже за сентябрь уровень составил 97,1%. Платежная дисциплина восстановлена».

Важная победа в кассации — отменены судебные акты о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности в размере 21 млн. руб.

По заявлению кредитора в отношении предприятия, работающего в сфере ЖКХ, была введена процедура банкротства.

Конкурсный управляющий потребовал привлечь бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности за то, что он своевременно не подал заявление о признании должника банкротом.

Суд удовлетворил требование конкурсного управляющего и взыскал с бывшего руководителя 21 млн. руб.

Суд решил, что руководитель должника должен был подать заявление о банкротстве в течение 1 месяца с даты подписания им бухгалтерского баланса, в котором пассивы превысили активы должника. А поскольку руководитель данную обязанность не выполнил, то он должен отвечать по всем долгам предприятия, которые образовались после истечения этого срока.

Уже после проигрыша дела в первой инстанции бывший руководитель должника обратился к нам за помощью.

В апелляции нам не удалось отменить определение суда первой инстанции.

Подали кассационную жалобу.

Наши доводы сводились к следующему:

— на момент подписания “отрицательного баланса” руководитель еще не мог осознать критичность положения должника, так как предприятие начало работать непосредственно перед отопительным сезоном и проработало мало времени, в этот период делались значительные инвестиции, на старте должник работал по экономически убыточным тарифам, которые должны были быть повышены в будущем;

— специфика деятельности любого коммунального предприятия характеризуется наличием значительной просроченной дебиторской задолженности со стороны потребителей и существенными ожидаемыми поступлениями из регионального бюджета компенсаций выпадающих доходов, из-за чего предприятие вынуждено допускать просрочку погашения своей кредиторской задолженности;

— подача заявления должника в период отопительного сезона повлекла бы негативные последствия как для потребителей, так и для самого должника;

— у руководителя должника имелся план по выводу должника из кризиса.

Суд согласился с нашими доводами и отменил судебные акты первых двух инстанций.

При этом, в связи с тем, что на момент рассмотрения жалобы производство по делу о банкротстве было прекращено, суд кассационной инстанции не направил дело на новое рассмотрение, а оставил заявление конкурсного управляющего о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности без рассмотрения.

Субсидиарная ответственность директора УО за долги перед РСО

Если в УО накопились долги перед кредиторами, которые она не сможет оплатить, её директору нужно обратиться с заявлением в суд о признании организации банкротом, согласно ст. 9 № 127-ФЗ. Сегодня вы узнаете, как привлекли к субсидиарной ответственности бывшего руководителя УО, который не подал такого заявления.

Суд признал УО банкротом из-за долгов перед РСО

Управляющая организация накопила большие долги перед ресурсоснабжающей организацией. РСО, не получая денег за поставленные коммунальные ресурсы, обратилась в Арбитражный суд с заявлением о признании банкротом управляющей организации-должника.

Требования РСО суд удовлетворил и признал управляющую организацию банкротом.

Для продолжения процедуры банкротства УО было открыто конкурсное производство по упрощённой процедуре ликвидируемого лица и утверждён конкурсный управляющий.

Конкурсный управляющий изучил обстоятельства, при которых образовалась задолженность, и обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя управляющей организации к субсидиарной ответственности в размере 16 170 622 рублей 01 копейки.

Конкурсный управляющий в заявлении указал, что бывший руководитель УО не исполнил обязанности по подаче в суд заявления о признании организации банкротом, установленной ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ.

Позиции судов на взыскание задолженности с руководителя УО

Арбитражный суд полностью удовлетворил требования конкурсного управляющего и взыскал с бывшего руководителя управляющей организации указанную в иске сумму. Суд отметил, что при наличии у должника признаков неплатёжеспособности в период исполнения обязанностей директора, он должен был обратиться в суд с заявлением о признании банкротом.

Бывший руководитель управляющей организации пытался оспорить решение суда в арбитражном апелляционном суде. Он ссылался на то, что долг перед ресурсоснабжающей организацией возник из-за неоплаты коммунальных услуг жильцами МКД. Но апелляционный суд поддержал выводы предыдущего суда.

Спор дошел до суда кассационной инстанции. Бывший директор УО в кассационной жалобе отметил, что конкурсный управляющий не оспорил сделки, которые бы указывали на личную заинтересованность и материальную выгоду привлекаемого к субсидиарной ответственности лица. Также бывший руководитель считает, что не доказана связь между его действиями и неплатёжеспособностью управляющей организации.

С позицией бывшего руководителя УО представители РСО и конкурсный управляющий не согласились. Кассационный суд встал на их сторону и не удовлетворил требования бывшего руководителя УО об отмене предыдущих судебных решений.

Действия директора УО, когда она не может платить кредиторам

Согласно ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкотстве)», руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением в суд, если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приведёт к тому, что организация не сможет исполнить обязанность по оплате обязательных платежей в полном объёме перед другими кредиторами.

Такое заявление нужно направить в суд не позднее, чем через месяц после того, как организация не смогла выполнить требования кредиторов (ч. 2 ст. 9 № 127-ФЗ).

Бывший директор управляющей организации-должника не выполнил требования Закона о несостоятельности. Он знал, что задолженность перед РСО копится, что является подтверждением причинно-следственной связи между неподачей в суд заявления о признании должника банкротом и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

Выводы

Руководитель управляющей организации, имеющей задолженность перед кредиторами, которую она не сможет оплатить, должен обратиться с заявлением в суд о признании организации банкротом (ст. 9 № 127-ФЗ). Если такую обязанность не исполнить, бывшего директора УО могут привлечь к субсидиарной ответственности, и расплачиваться с кредиторами за долги организации ему придётся самостоятельно.

Субсидиарная ответственность директора управляющей организации за долги перед ресурсоснабжающими организациями

За долг управляющей компании ООО «Каховка-Аремэкс» по теплу, к субсидиарной ответственности на сумму свыше 20 млн рублей привлечен ее директор и учредитель. Решение об этом по иску ПАО «МОЭК» принял Арбитражный суд г. Москвы.

Это первый случай в судебной практике ПАО «МОЭК», когда к финансовой ответственности привлекается руководитель организации-должника. Возможность требовать погашения обязательств с руководителей и собственников организаций-должников предоставляют изменения в Закон о банкротстве.

ООО «Каховка-Аремэкс» является управляющей компанией (УК) в сфере ЖКХ, и обеспечивает эксплуатацию нескольких жилых домов в Юго-Западном административном округе. Ее руководителем и учредителем является Качанов Иван Григорьевич. Движимого и недвижимого имущества компания не имеет, уставный капитал — 10 тысяч рублей. Среднемесячный объем потребления тепловой энергии — от 1 млн рублей до 2,7 млн рублей (в зависимости от времени года и отопительного сезона). При этом за последние полгода по договору о теплоснабжении в адрес «МОЭК» поступил только один платеж около 90 тыс. рублей.

Применение новых положений Закона о банкротстве в части предъявления требований к руководителям и собственникам компаний-должников является действенным инструментом, которым ПАО «МОЭК» активно пользуется.

«Ранее недобросовестные руководители должников относились к обращениям ПАО „МОЭК“ в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве относительно спокойно, надеясь, что компания не сможет взыскать долги в рамках банкротства, так как у должника нет имущества и средств на счетах. Практика привлечения к субсидиарной ответственности станет хорошим стимулом для руководителей должников и собственников бизнеса, игнорирующих общение с поставщиком тепла, для погашения задолженности», — отметила заместитель директора ПАО «МОЭК» по правовым и корпоративным вопросам Ольга Соломина.

В ближайшее время в арбитражный суд будут направлены еще порядка 12 заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей должников на сумму более 87 млн рублей.

Субсидиарная ответственность директора управляющей организации за долги перед ресурсоснабжающими организациями

Если вы хоть иногда смотрите «зомбоящик», то есть телевизор, то видите и слышите, что о воровстве в ЖКХ неустанно трубят все, кому ни лень. Само собой, в большинстве своем это журналисты, которых иногда невозможно слушать по причине их полного нежелания вникать вообще в суть рассматриваемого вопроса: такую ересь они несут иногда, что даже человек, знающий, что такое ЖКХ изнутри, вполне может поверить им, не говоря уже об остальных гражданах. Также это и различные руководители всех уровней, чиновники госорганов, депутаты любят очень в телевизоре «клеймить позором» воров – управляющие компании ЖКХ.

Самое интересное, что даже некоторые судьи разговаривают в судебном процессе фразами из телевизора, хотя они должны, в первую очередь, руководствоваться законом, но, видно, их «внутреннее убеждение» очень даже подвержено общественному мнению. Естественно, у таких судей редко бывают положительные для управляющих организаций решения, если они касаются обжалования действия госорганов, их ненормативных актов или штрафов.

Все, кто хоть немного знаком с ситуацией в ЖКХ, прекрасно знают, что на сегодняшний день очень малое количество управляющих организаций не имеет задолженности перед ресурсоснабжающими организациями (РСО) за коммунальные услуги: отопление, холодное и горячее водоснабжение, электроэнергию, водоотведению.

Опустим ситуации, когда многомиллионные долги перед РСО, а также по налогам и сборам, страховым взносам возникают в результате намеренных действий учредителя или директора, то есть банального воровства руководства управляющих организаций. Эти случаи предмет пристального внимания правоохранительных органов и уголовного законодательства.

На практике такая задолженность возникает чаще всего из-за неплатежей населения, кривого законодательства, которое в угоду электорату и лобби РСО возлагает на «богатые» управляющие организации несение расходов по оплате так называемого «сверхнормативного ОДН» или по-новому:«коммунального ресурса на содержание общего имущества МКД».

В данной статье мы рассмотрим вопрос о рисках взыскания долгов для учредителей управляющих организаций при наличии задолженности перед РСО.

В большинстве своем управляющие организации работают в форме обществ с ограниченной ответственностью (ООО), которые являются коммерческими организациями, но о доля некоммерческих управляющих организация немаленькая (АНО, ТСЖ, ЖСК).

Статьей 50 Гражданского кодекс РФ (ГК РФ) закреплено понятие коммерческих и некоммерческих организаций. Разница в формах и целях создания таких организаций: коммерческие имеют цель извлечение прибыли, которая распределяется между их участниками, некоммерческие – не имеют цель извлечение прибыли и создаются для иных целей и не распределяют прибыль между учредителями.

Деятельность ООО регулируется, в том числе, и законом «Об обществах с ограниченной ответственности» № 14-ФЗ от 08.02.2008 года (далее по тексту – Закон об ООО).

По общему правилу, которое установлено частью 2 ст. 56 ГК РФ, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом или другим законом .

Ранее случаи взыскания долгов с учредителей были не слишком частые, больше было практики по отказам во взыскании по данной категории дел.

Федеральным законом № 488-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» (далее по тексту – закон 488) в Закон об обществах с ограниченной ответственностью внесены изменения, а именно в ст. 3 добавлен пункт 3.1., согласно которому исключение общества из ЕГРЮЛ в порядке , установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства.

В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 ГК РФ, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

То есть, если убытки для организации возникли по вине неразумных либо виновных действий директора или коллегиального исполнительного органа, а также учредителя, то взыскать их возможно в порядке субсидиарной ответственности на основании внесенных в закон изменений.

В законодательстве появилось понятие «контролирующих лиц». Федеральным законом 266-ФЗ от 29.07.2017 года «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» Закон 127 ФЗ дополнен этим понятием.

Читать еще:  Всё о капитальном ремонте кровли и крыши многоквартирного дома

Статьей 61.10 Федерального Закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 г. «О банкротстве» (далее по тексту – Закон 127ФЗ) установлено: под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Контролирующие лица юридических лиц по Закону о банкротстве следующие:

руководитель организации — должника

член исполнительного органа должника

должностные лица, осуществляющие контроль над должником

главный ликвидатор должника

член ликвидационной комиссии

иные лица, у которых есть возможность влиять на деятельность компании-должника.

Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 2017 г. N 53 «о некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности при банкротстве» установлено:

«Пункт 3. По общему правилу, необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия ( пункт 3 статьи 53.1 ГК РФ, пункт 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве).

Осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении и т.п.). Суд устанавливает степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

Если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.

Лицо не может быть признано контролирующим должника только на том основании, что оно состояло в отношениях родства или свойства с членами органов должника, либо ему былипереданы полномочия на совершение от имени должника отдельных ординарных сделок, в том числе в рамках обычной хозяйственной деятельности, либо оно замещало должности главного бухгалтера, финансового директора должника.

Пункт 7. Предполагается, что лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника является контролирующим ( подпункт 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве).

В соответствии с этим правилом контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности.

Так, в частности, предполагается, что контролирующим должника является третье лицо, которое получило существенный актив должника (в том числе по цепочке последовательных сделок), выбывший из владения последнего по сделке, совершенной руководителем должника в ущерб интересам возглавляемой организации и ее кредиторов (например, на заведомо невыгодных для должника условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.) либо с использованием документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции, и т.д.). Опровергая названную презумпцию, привлекаемое к ответственности лицо вправе доказать свою добросовестность, подтвердив, в частности, возмездное приобретение актива должника на условиях, на которых в сравнимых обстоятельствах обычно совершаются аналогичные сделки.

Также предполагается, что является контролирующим выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки. В этом случае для опровержения презумпции выгодоприобретатель должен доказать, что его операции, приносящие доход, отражены в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а полученная им выгода обусловлена разумными экономическими причинами.Приведенный перечень примеров не является исчерпывающим.

Пункт 8. Руководитель должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности по правилам статьи 61.12 Закона о банкротстве, если он не исполнил обязанность по подаче в суд заявления должника о собственном банкротстве в месячный срок, установленный пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве».

Данное Постановление Пленума ВС РФ, которое обязательно для исполнения всеми судами РФ, содержит еще немало норм, которые позволяют судам привлечь контролирующих лиц к ответственности и получения с них долгов, в том числе и при задолженности перед РСО.

И главная мысль, которая приходит после его изучения в голову: теперь бремя доказывания разумности и добросовестности своих действий возложено на фактических собственников бизнеса и остальных контролирующих лиц: учредителей, руководителей и т.д. То есть, бизнесменам, директорам, главным бухгалтерам надо будет умудриться доказать в суде, что «они — не верблюды».

И примеров взыскания в порядке субсидиарной ответственности с контролирующих лиц организаций лиц немало, хотя радует тот факт и положительные решения судов также имеются.

Отрицательная практика:

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 февраля 2018 г. № 13АП-19878/2017 по делу № А56-58792/2012;

Постановление АС Дальневосточного округа от 22 января 2018 г. № Ф03-5220/2017 по делу № А73-2844/2013;

Определение ВС РФ от 27 марта 2018 г. № 308-ЭС18-1621.

Положительная практика:

Постановление Семнадцатого арбитражного суда от 20 ноября 2017 г. № 17АП-12702/2015-ГК по делу № А50-1004/2015;

Постановление АС Центрального округа 20 октября 2017 года дело № А62-994/2016 (дело не закончено);

Определение ВС РФ от 27 марта 2018 г. № 309-ЭС18-1659.

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

Привлечение к ответственности контролирующих лиц возможно при наличии задолженности, в том числе и перед РСО, которая может послужить основанием для возбуждения дела о банкротстве;

В силу дополнительных изменений законодательства в 2017 году и выхода Пленума ВС РФ № 53, которые позволяют привлечь к субсидиарной ответственности практически всегда контролирующих лиц организаций, такое возложение ответственности будет происходить в дальнейшем все чащеи намного легче, чем раньше;

Контролирующие лица юридических лиц априори виноваты в ситуации, приведшей к банкротству, пока не докажут разумность и добросовестность своей деятельности;

Руководитель юридического лица может быть привлечен к субсидиарной ответственности по долгам юридического лица, если имелись основания для возбуждения дела о банкротстве, а им не было подано заявление в суд о возбуждении дела.

Естественно, все это также касается управляющих организаций сферы ЖКХ, независимо от их организационно-правовой формы.

Очень хочется надеяться, что государство найдет в будущем иные, более либеральные способы, которые позволят привести к улучшению экономической ситуации в стране, не прибегая к ужесточению законодательства по всем фронтам и возложению ответственности на лиц, не всегда виноватых в том, что честный бизнес делать в России нелегко, а иногда даже невозможно.

Должен ли гендиректор выплачивать долги компании?

Мой отец — генеральный директор производственного кооператива, который проходит процедуру банкротства. На текущем этапе он остался единственным сотрудником организации. У кооператива около 100 млн рублей долгов: покупатели заплатили за продукцию, которую им так и не поставили.

Адвокаты говорят, что субсидиарная ответственность должна лечь на плечи отца. Неужели он и правда должен отдать личные 100 млн рублей на покрытие долгов предприятия?

Также беспокоит вопрос о принятии наследства, если с ним что-то случится. Перейдет ли эта субсидиарная ответственность и долг на меня, если я решу вступать в наследство?

Моя мать живет с ним в общем доме, поэтому, я так понимаю, она автоматически будет признана вступившей в наследство. Придется ли ей платить по долгам кооператива?

По закону к субсидиарной ответственности могут привлечь человека, который руководил компанией и чьи действия могли привести к банкротству. Исключение — если директор докажет, что он действовал добросовестно и даже если и совершал какие-то ошибочные действия, то ненамеренно.

Есть риск, что вашего отца могут привлечь к субсидиарной ответственности, но тут важны детали. Расскажу подробнее.

Что такое субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность — это вид дополнительной ответственности, когда есть основной должник и дополнительный, которые солидарно отвечают по долгам.

С дополнительного должника могут потребовать погасить долг, если:

  1. Основной должник отказался платить. К примеру, у компании потребовали погасить задолженность в размере 10 млн рублей, а она либо отказалась, либо просто не ответила на это требование.
  2. Основной должник не может выплатить долг. Например, у компании не хватает денег.

Чтобы привлечь кого-то к субсидиарной ответственности, нужно доказать, что он мог принимать решения за компанию и был контролирующим должника лицом. Либо имел выгоду от неправомерных действий контролирующего лица в отношении должника — был выгодоприобретателем в совершенных сделках.

Чаще всего к субсидиарной ответственности привлекают директоров компаний, главных бухгалтеров, участников и бенефициаров.

В каких случаях привлекают к субсидиарной ответственности

По закону руководителя компании-должника могут привлечь к субсидиарной ответственности в таких случаях:

  1. Компания не может полностью погасить требования кредиторов. У нее не хватает своих денег, чтобы погасить долг перед частью кредиторов.
  2. Должник не подал заявление о банкротстве. Руководитель компании обязан обратиться с заявлением о признании компании банкротом в течение месяца с момента, когда стало известно, что фирма неплатежеспособна. К примеру, если, выплатив один долг, компания не смогла погасить другие задолженности или есть не выплаченные в течение трех месяцев долги по зарплате.

Еще с руководителя компания могут взыскать причиненные компании убытки. Ключевое отличие субсидиарной ответственности от убытков — в размере взыскиваемых сумм. При субсидиарке привлекают к ответственности на всю сумму долгов компании — реестра кредиторов. А убытки могут быть и больше, и меньше реестра.

Убытки могут взыскивать, если руководитель причинил компании ущерб. К примеру, если гендиректор совершал от лица компании сделки, которые точно были невыгодны для компании. Допустим, продал автомобиль за 100 тысяч рублей, хотя его объективная стоимость — 10 млн.

При этом привлечь к субсидиарной ответственности по любому из оснований можно, только если конкретные действия или бездействие руководитель совершил не более 10 лет назад.

За какие именно действия могут привлечь к ответственности

Директора компании могут привлечь к субсидиарной ответственности, если он сделал хотя бы что-то одно из перечисленного ниже.

Совершил сделки, которые причинили имущественный вред кредиторам. Например, это могли быть сделки на невыгодных для компании условиях. Или если сделки совершались с компаниями-однодневками, которые точно не могли исполнить условия договоренности.

Не подал заявление о банкротстве. Если руководитель не подал заявление о банкротстве или подал его позже, все долги, которые появятся с этой даты, могут взыскать с руководителя.

Совершил налоговые, административные и уголовные нарушения. Например, доказано, что руководитель уходил от налогов, и есть соответствующий акт об этом.

На практике, если есть судебный акт об уходе компании от налогов, это почти всегда ведет к тому, что руководителей привлекают к субсидиарной ответственности.

Не внес сведения в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ. Ответственность предусмотрена, если руководитель не внес информацию о банкротстве компании в Единый государственный реестр юридических лиц, ЕГРЮЛ, или в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в части сведений — ЕФРСФДЮЛ.

Не передал или утратил бухгалтерские, учредительные и другие важные документы компании. При введении процедуры банкротства арбитражный управляющий запрашивает у руководителей все документы компании, чтобы проверить, как менялось финансовое положение фирмы: когда оно ухудшилось, какие именно действия совершали руководители и могли ли они привести к банкротству.

Результаты этой проверки оформляются в виде специального документа — финансового анализа.

Если по каким-то причинам руководитель не представляет часть документов, например говорит, что они утрачены, испорчены или их просто нет, это может стать основанием для субсидиарной ответственности.

Вот что здесь должен доказать арбитражный управляющий:

  1. Он не получил от руководителя конкретные документы.
  2. Без этих документов не получается выявить активы и сформировать конкурсную массу. Конкурсная масса — это все деньги, которые после продажи имущества компании-должника пойдут на погашение долгов кредиторов.

Если ваш отец совершил одно из этих действий, его могут привлечь к субсидиарной ответственности.

Что может помочь отбиться от субсидиарной ответственности

К сожалению, самостоятельно отбиться от субсидиарной ответственности очень сложно, поэтому в любом случае потребуется помощь юриста. Нередко бывает, что к субсидиарной ответственности пытаются привлечь даже того, кто объективно не виноват в банкротстве компании и не причинил ей никакого вреда.

Вы сказали, что у вашего отца уже есть адвокаты. Лучше обратиться к юристам и адвокатам, которые специализируются именно на банкротстве.

Вот какие действия могут помочь отбиться от субсидиарной ответственности.

Передать документы управляющему. Ваш отец должен передать арбитражному управляющему все документы о деятельности компании, которые у него есть. В частности, информацию о совершенных сделках и имуществе компании.

Если в рамках банкротства введена процедура наблюдения, документы нужно передать в течение 15 дней. Если конкурсное производство — в течение 3 дней с момента введения процедуры и назначения конкурсного управляющего.

Участвовать в судебных заседаниях. Бывает, что руководителя привлекают к ответственности, хотя он даже не присутствовал на судебных заседаниях. Это связано с тем, что уведомления о привлечении к ответственности могут приходить на адрес компании, указанный в ЕГРЮЛ, хотя фактический адрес другой.

Важно приходить на заседания, если кредиторы заявляют необоснованные требования. Каким бы хорошим ни был юрист, только руководитель может знать, что действительно происходило с компанией, а что нет. А значит, он может заявить свои возражения на судебном заседании.

Оспаривать финансовый анализ. Если руководитель считает, что реальные причины банкротства отличаются от тех, что указал арбитражный управляющий, надо оспаривать финансовый анализ.

Обжаловать действия арбитражного управляющего, если он не выполняет свои обязанности. К примеру, если директор направляет ему документы о компании, а он целенаправленно уклоняется от их получения. Или пытается привлечь к ответственности только руководителя, хотя по факту вина лежит совсем на других лицах.

Способствовать погашению долгов компании. Вы сообщили, что сейчас ваш отец — единственный участник компании. Если у нее есть теневые руководители и именно они стали причиной банкротства, можно указать на их вину и представить подтверждения.

Также отцу следует содействовать во взыскании дебиторской задолженности и розыске имущества компании: где реально находятся активы компании или куда их вывели.

А что будет, если гендиректор умрет

Верховный суд определил, что наследники обязаны отвечать по долгам, которые вытекают из субсидиарной ответственности, только в пределах наследственной массы.

Определение ВС РФ от 16.12.2019 № 303-ЭС19-15056 PDF, 217 КБ

Это значит, что если вашего отца привлекут к субсидиарной ответственности, а он умрет, не выплатив долги, то вы обязаны будете погасить их только в пределах того, что унаследуете. Если наследства не будет или вы просто в него не вступите, платить по долгам компании отца не придется.

Что делать? Читатели спрашивают — эксперты Т⁠—⁠Ж отвечают

ВС разъяснил тонкости привлечения к субсидиарной ответственности руководителей убыточных предприятий

21 мая Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 302-ЭС20-23984 по делу № А19-4454/2017 о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя теплоснабжающей организации-банкрота за неподачу заявления о банкротстве должника и учредителя последнего за доведение до несостоятельности.

Экс-главу МУП привлекли к субсидиарной ответственности

В октябре 2015 г. администрация Новоигирминского городского поселения Нижнеилимского района создала МУП «Управляющая компания “Спектр”» для предотвращения срыва предстоящего отопительного сезона из-за прекращения деятельности предыдущих ресурсоснабжающих организаций. Основной вид деятельности организации сводился к оказанию услуги по теплоснабжению, ее руководителем со дня создания был Владимир Алиев.

Только в мае 2016 г. Служба по тарифам Иркутской области ввела для предприятия новые тарифы, начиная с 1 июня 2016 г. До этого момента МУП использовало, в соответствии с рекомендацией администрации, тарифы прежних ресурсоснабжающих организаций в качестве вынужденной меры для недопущения социальной напряженности среди потребителей.

Впоследствии предприятие было признано банкротом по заявлению общества «Иркутскэнергосбыт». Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя МУП за неисполнение обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве возглавляемого им предприятия, а также администрации городского поселения на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве за действия или бездействие, ставшие причиной банкротства предприятия.

Три судебные инстанции удовлетворили заявление частично, взыскав с Владимира Алиева в конкурсную массу должника свыше 9 млн руб. и отказав в удовлетворении требования к администрации. Суды исходили из того, что у предприятия образовалась задолженность по оплате электроэнергии, поставленной в ноябре 2015 г. обществом «Иркутскэнергосбыт», в сумме 754 тыс. руб. По условиям сделки расчеты за этот месяц должны были быть осуществлены не позднее 18 декабря. Эта задолженность так и не была погашена, а деятельность МУП с самого начала была убыточной, долги перед контрагентами только нарастали, и по итогам 2015 г. активов должника уже было недостаточно для расчетов с кредиторами.

Суды также сочли, что по истечении трех месяцев со дня согласованного срока платежа за электроэнергию, полученную в ноябре 2015 г., руководитель МУП обязан был подать в суд заявление о банкротстве предприятия не позднее 19 апреля 2016 г. При этом они отклонили доводы Владимира Алиева о частичном погашении задолженности перед «Иркутскэнергосбытом», о направлении им обращений в Министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области с заявками о предоставлении субсидии в целях возмещения недополученных доходов, возникших из-за представления услуг населению по экономически необоснованным тарифам.

В удовлетворении требования о привлечении администрации к субсидиарной ответственности суды отказали ввиду недоказанности причинно-следственной связи между ее поведением и банкротством предприятия. Конкурсный управляющий, как отмечалось в судебных актах, не указал конкретные действия, которые должна была предпринять администрация для восстановления платежеспособности предприятия, и меры контроля, при использовании которых не наступили бы негативные последствия в виде банкротства. В свою очередь, факт уменьшения размера чистых активов МУП не является достаточным основанием для привлечения собственника его имущества к субсидиарной ответственности.

ВС не поддержал выводы нижестоящих судов

В кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Алиев просил отменить судебные акты нижестоящих инстанций.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что при разрешении вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве существенное значение имеет установление момента возникновения соответствующей обязанности. Этот момент определяется тем, когда обычный, разумный и добросовестный руководитель, поставленный в ту же ситуацию, что и руководитель должника, должен был осознать такую степень критичности положения подконтрольной организации, которая объективно свидетельствовала о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования.

«Судебная коллегия не может согласиться с выводом судов о том, что обычный добросовестный и разумный руководитель предприятия, учрежденного в середине отопительного сезона для обеспечения реализации прав граждан на доступ к социально значимым благам в сфере коммунального обслуживания, находящийся в той же ситуации, что и Владимир Алиев, спустя столь короткий промежуток времени, прошедший со дня создания этого предприятия, и при отсутствии иной теплоснабжающей организации на территории п. Новая Игирма, расположенного в Восточной Сибири, не дожидаясь окончания отопительного сезона, принял бы решение об обращении в суд с заявлением о банкротстве возглавляемого им предприятия», – заметила Коллегия.

Как пояснил Суд, грамотный менеджер, наоборот, приступил бы к более детальному анализу ситуации, развивающейся на вновь образованном предприятии, что соответствует смыслу подп. 2 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». По результатам такого анализа не исключается возможность разработки и реализации экономически обоснованного плана в целях санации должника, если его руководитель правомерно надеется на преодоление кризисной ситуации в разумный срок и прилагает необходимые усилия для этого. Наличие же антикризисной программы может подтверждаться не только документом, поименованным соответствующим образом, но и совокупностью иных доказательств. «При этом возложение субсидиарной ответственности допустимо, в частности, когда следование плану являлось явно неразумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах, либо когда план разрабатывался лишь для создания внешней иллюзии принятия антикризисных мер и получения отсрочки, с тем чтобы выиграть время для совершения противоправных действий, причиняющих вред кредиторам», – подчеркнул ВС.

Верховный Суд также учел возражения бывшего руководителя МУП о том, что невозможность исполнения предприятием обязательств перед основным кредитором в лице общества «Иркутскэнергосбыт» была обусловлена, помимо прочего, спецификой деятельности должника, работающего в сфере ЖКХ, которая нередко характеризуется наличием, с одной стороны, кредиторской задолженности перед поставщиком энергоресурса, с другой стороны, дебиторской задолженности граждан и иных потребителей. По словам Владимира Алиева, 29 февраля 2016 г. МУП уже обращалось в Службу по тарифам Иркутской области с заявлением об установлении ему собственных тарифов, а затем направляло заявки о предоставлении субсидии в различные инстанции.

Читать еще:  Как оплатить услуги ЖКХ в банке ВТБ 24 различными способами?

Как пояснил ВС, нижестоящим судам следовало оценить эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи, установив, имелся ли у Алиева план выхода из кризиса. «При разрешении вопроса о наличии оснований для привлечения директора к субсидиарной ответственности правовое значение имеют иные обстоятельства: являлся ли план разумным в момент его принятия; когда негативные тенденции, продолжившиеся в ходе реализации плана, привели предприятие в состояние, свидетельствующее о том, что план себя исчерпал», – заключил Суд.

ВС также не согласился с выводами об освобождении администрации от ответственности. Как пояснил Суд, основной кредитор не имел возможности отказаться от заключенного с МУП договора энергоснабжения и прекратить (приостановить) исполнение обязательств по поставке электрической энергии, т.е. изначально находился в положении лица, которое заведомо будет страдать от взаимодействия с предприятием. В свою очередь администрация городского поселения создала предприятие для предотвращения чрезвычайной ситуации (срыва отопительного сезона), МУП имело возможность оказывать услугу по теплоснабжению и фактически осуществляло уставную деятельность.

«Между тем, если у учредителя организации не было какой-либо неопределенности относительно рынка и масштабов деятельности нового, созданного им участника гражданского оборота, и уже на начальном этапе ему было заведомо известно, что организация не имеет возможности вести нормальную предпринимательскую деятельность в этой сфере ввиду явного несоответствия полученного ею имущества объему планируемых мероприятий, избранная учредителем модель поведения уже в момент ее выбора приводила к очевидному дисбалансу прав должника и его кредиторов. Такой учредитель не может быть освобожден от субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве», – указано в постановлении.

Более того, добавил Верховный Суд, по-разному истолковав одни и те же обстоятельства и привлекая вследствие этого к субсидиарной ответственности одно контролирующее лицо и одновременно освобождая от данной ответственности другое, суды тем самым лишили первого солидарного должника по субсидиарной ответственности возможности получить возмещение от второго по правилам о регрессе, что недопустимо.

Таким образом, ВС отменил все судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Эксперты оценили значение выводов ВС для практики

Юрист банкротного направления юридической фирмы VEGAS LEX Антон Кальван считает, что определение повлияет на правоприменительную практику привлечения к субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве.

«Общий лейтмотив этого судебного акта: необходимо более тщательно разбираться в причинах банкротства должника и действиях (бездействии) контролирующих должника лиц, предшествовавших банкротству. Закон о банкротстве действительно позволяет освободить от ответственности руководителя должника, следовавшего экономически обоснованному плану. Вместе с тем отсутствие документального закрепления плана не свидетельствует о его отсутствии в принципе. Наличие такого плана может подтверждаться иными доказательствами (например, перепиской с контрагентами, обращениями в органы власти, протоколами совещаний)», – подчеркнул он.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар полагает, что ВС привел очень важные, в первую очередь политические, мотивы отмены судебных актов нижестоящих судов: «На мой взгляд, Верховный Суд, явно осознавая масштаб назревающей проблемы и количество действующих в стране МУП и ГУП, сформировал несколько важных выводов, которые должны учитываться при рассмотрении споров о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей таких предприятий».

Юнис Дигмар отметил, что согласно выводам ВС даже в случае возникновения признаков банкротства разумный руководитель МУП/ГУП не обязан незамедлительно подавать заявление о банкротстве возглавляемого им предприятия. «Это обусловлено прежде всего тем, что, как правило, такие предприятия осуществляют социально значимые функции и их банкротство может привести к негативным социально-экономическим последствиям. В указанном случае руководитель обязан детально проанализировать сложившуюся ситуацию, разработать план и попытаться его реализовать. О наличии подобного рода плана может свидетельствовать в том числе переписка руководителя с органами муниципальной и государственной власти, в которой разумный руководитель предлагает меры для выхода из сложившейся ситуации. И лишь после того, как план себя исчерпал и имеются объективные предпосылки полагать, что предприятие не выйдет из кризисной ситуации, руководитель обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве предприятия», – пояснил он.

Адвокат добавил, что важный политический посыл определения заключается в том, что ВС ориентировал нижестоящие суды более детально разбираться в подобных спорах, подспудно намекнув им, что поголовное привлечение руководителей МУП/ГУП может привести к ситуации, когда руководить ими будет просто некому, ведь зачастую подобные предприятия всегда ходят на грани, а иногда и за гранью банкротства, в том числе в связи с тем, что их деятельность нацелена на простых потребителей, а их стоимость зачастую является явно заниженной, не покрывая даже фактические расходы. «Еще один важный момент, который заслуживает особого внимания: ВС РФ указал, что если учредитель установил для подконтрольного ему предприятия низкие тарифы, которые не покрывают его расходы, то винить в банкротстве предприятия его руководителя нельзя», – резюмировал Юнис Дигмар.

Адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что нельзя быть руководителем изначально убыточного МУП и освобождаться от ответственности со ссылками на годами продолжающиеся безрезультатные попытки вывести его из кризиса. «Учитывая, что в подобных ситуациях на практике с заявлением о банкротстве почти всегда обращаются кредиторы, руководителю в какой-то момент должно быть ясно, что его план выхода из кризиса не сработает. Главное, как указал Верховный Суд в этом деле, создание МУП, которое изначально не способно к ведению нормальной хозяйственной деятельности, должно влечь субсидиарную ответственности учредителя. Надеюсь, теперь практика создания и функционирования убыточных МУП останется в прошлом», – предположила она.

Субсидиарка — это оправданное наказание или костыли для кредиторов?

Статистика Федресурса показывает, что с каждым годом увеличиваются суммы требований по субсидиарной ответственности, количество исковых заявлений и количество лиц, которые будут отвечать по долгам разоренных компаний. Суды все чаще удовлетворяют требования по взысканию субсидиарной ответственности.

Если в 2015 году удовлетворили всего 4% требований; то в 2019 — уже 41%. За первые 6 месяцев 2020 года было удовлетворено треть исковых заявлений. Другие источники еще больше пугают: по статистике Судебного департамента Верховного суда (ВС) за 2019 год суды удовлетворили больше половины требований.

Субсидиарка простыми словами

Вы — директор компании, которая была основана 10 лет назад. Вы принимали решения, заключали сделки, руководили бизнесом. Дела шли с переменным успехом, но вы начали расширяться, контракты заключались на солидные суммы. Тут наступает кризис, новых клиентов нет. У вас неисполненные обязательства перед контрагентами, вы с трудом находите деньги, чтобы рассчитаться с сотрудниками. Нет выхода, кроме банкротства.

Вы заявляете в Арбитражный суд иск о банкротстве своего предприятия, начинается процедура ликвидации, назначается управляющий. В итоге компанию ликвидируют, но через полгода вы узнаете, что управляющий хочет привлечь вас по долговым обязательствам вашего юрлица на сумму 350 млн. рублей. Что это означает?

У вас есть необходимость подать иск о банкротстве
компании? Проконсультируйтесь с юристом

Если суд признает правоту управляющего, вы будете должны 350 млн. рублей. Для этого ему придется доказать, что вы действительно виновны в разорении организации.

Субсидиарная ответственность организации — это перенос задолженностей с основного должника (компании) на физических лиц, которые ею управляли. Применяется эта мера только в указанных законом случаях. Привлечь, к примеру, за долги контрагентам офисного менеджера не получится. Очень важно понимать и тот факт, что директора тоже не привлекут, если суд и управляющий не смогут доказать его вину в банкротстве.

В подобных процессах участвуют 3 стороны:

  1. Кредиторы. Это пострадавшие лица, которые не смогли получить обратно свои деньги, упустили выгоду и в целом проиграли от банкротства компании.
  2. Должник. Это сама организация, которая осталась должна много денег и проходит процесс ликвидации в судебном порядке через признание банкротства.
  3. Субсидиарные должники. Это физические лица, которые руководили должником, и которые довели компанию до банкротства неверными или умышленными решениями.

В частности, к категории «людей, принимающих решение», часто относятся:

  • главный бухгалтер;
  • директор;
  • члены Совета директоров;
  • финансовый директор;
  • учредители.

Субсидиарными должниками могут выступать и аффилированные лица — граждане, которые юридически не связаны с компанией, но тайно ею управляли. К примеру, через номинального директора.

Субсидиарка подразумевает, что вину нужно доказать в судебном порядке. Она не может наступать или быть назначена автоматически. Банкротство компании не значит априори, что в этом кто-то виноват.

Вы руководили компанией, которую признали банкротом
и теперь опасаетесь, что все долги «повесят» на вас?

Когда руководители рискуют стать вечными должниками?

Участники юрлица понесут ответственность, если они специально своими действиями разорили организацию.

    Директор или другой руководитель затягивал с признанием несостоятельности. Когда компания не в состоянии больше рассчитываться с кредиторами, ее руководство обязано в течение 30 дней обратиться в Арбитражный суд и заявить о банкротстве. Иначе это сделают кредиторы. Обратиться с заявлением следует в месячный срок с момента, когда руководителю стало известно о невозможности расчетов.

Давайте будем честны: в реальности эта норма закона практически не исполняется. Что мы видим на практике? Руководитель, понимая свою плачевную ситуацию, обращается в банк. Он хочет добиться кредита, чтобы покрыть текущие задолженности и постараться улучшить финансовое положение. Потом он возьмет еще один кредит. И так — до дна долговой ямы.

Здесь важно разобраться, почему происходила невыгодная продажа, куда делись вырученные средства, и кому продали этот товар.

Под сомнение подпадает и бездействие участников ООО. Например, если один партнер отдыхает в Лондоне, а другой тем временем заключает убыточные сделки, разоряя компанию. Причем тот, который отстранился от дела, ставит подписи, одобряет сделки. Такая линия поведения вызовет у суда и кредиторов здоровые подозрения.

Руководители не могут показать нужные документы, у них утеряна часть документации. В таких случаях суды долго не размышляют. Если по документам не хватает определенной информации или присутствует искажение данных, то руководящих лиц всегда привлекают к субсидиарной ответственности.

Директора, учредители и другие причастные лица часто пытаются выехать на банальном «документы сгорели». В последнее время все чаще у будущих банкротов «ломаются сервера» или их роняют при переносе в другое здание нанятые на улице разнорабочие — таджики. А на тех серверах хранится вся бухгалтерская документация.

Но подобные отговорки уже не спасают ответственных лиц, желающих замести следы. Необходимо восстанавливать потерянные документы и подавать в суд. Это обязанность заинтересованных лиц, если они хотят избежать обвинений.

В каких случаях субсидиарный порядок по долгам компании-банкрота не применяется?

В суде обстоятельства банкротства будут пристально изучаться арбитражным управляющим и кредиторами. Вам нечего бояться, если разорение случилось не по вашей вине.

Пример № 1. Вы закупили оборудование по цене 10 млн. рублей, но поскольку поставщик базируется в США, то расчеты осуществлялись в долларах. Потенциальная прибыль составляла бы 33 млн. рублей. Но курс доллара внезапно вырос. Клиент не смог расплатиться за оборудование, и признал себя банкротом.

Вы включились в реестр, но вслед за ним ваша компания тоже была вынуждена признать себя банкротом, потому что дебиторская задолженность так и не была погашена.

Пример № 2. Вы заключили сделку на поставки с крупным клиентом и закупили товар в Японии. Потом в процессе активных оптовых поставок ваш клиент нашел более выгодных поставщиков и отказался от дальнейшего сотрудничества. Вы узнали, что на рынок пришел конкурент, который поставляет тот же товар по цене в 1,5 раза дешевле.

В результате вы теряете постоянных клиентов, прибыли больше нет, и необходимо закрывать этот бизнес через ликвидацию в банкротстве.

В представленных обстоятельствах нет вины руководителей и контролирующих лиц, они действовали честно, и не доводили организацию до банкротства. Не их вина, что рынок диктует жесткие правила, и соответствовать им могут не все.

Кто несет ответственность по обязательствам юридического лица?

  1. Люди, которые непосредственно руководили компанией официально. В их роли часто оказываются акционеры, члены Совета директоров, ТОП-менеджеры, собственники и учредители, директоры.

Как правило, их причастность или непричастность к разорению доказывается:

  • посредством изучения заключенных сделок;
  • по протоколам собраний, где принимаются решения;
  • по приказам, изданным внутри компании;
  • по заключенным договорам от имени компании;
  • по бухгалтерской документации.
  • Люди, которые оставались в тени, но имели материальную выгоду от бизнеса. Это учредители, соучредители (бывшие), родственники руководителей, друзья и круг деловых партнеров, которые официально руководят другими компаниями или работают в другой сфере.
  • Если субсидиарка не списывается, то можно
    ли ее избежать? Спросите юриста

    Как правило, они несут субсидиарную ответственность, если управляющий докажет некоторые факты:

    • имущество подозреваемых лиц было приобретено за активы компании. Например, отец — директор ООО. 11 числа он снимает 30 млн. рублей со счета, а 15 числа у его 18-летнего безработного сына появляется элитное жилье в центре Москвы;
    • руководитель купил себе за счет активов компании салон красоты; а через полгода подарил его некой гражданочке из Саратова, приехавшей в Москву «поступать». Сделка оформлялась официально, через Росрееестр;
    • члены семьи субсидиарного должника — люди небедные. Но в период серьезных финансовых затруднений они продолжили баловать себя роскошными вещами и подарками, хотя у них уже накопились крупные суммы задолженностей.

    Субсидиарная ответственность собственника имущества вступает в силу, если удастся доказать, что объекты приобретались за деньги компании. К ответственности привлекут и сына, и дочь, и жену, и любовницу — статус значения не имеет.

    Собственник имущества не несет субсидиарной ответственности, если удастся, к примеру, доказать, что предметы собственности были приобретены на личные деньги, перешли в наследство и так далее. Отдельное значение уделяется документальным доказательствам.

    Виды ответственности и последствия

    В целом существует разделение:

    1. Субсидиарная ответственность — это материальная ответственность, которая переходит на других лиц в результате их злонамеренных действий.
    2. Солидарная ответственность — это разделение материальной ответственности на ровные доли по числу людей, привлеченных к ответственности.

    Законом предусмотрено, что к субсидиарной ответственности могут привлекать нескольких лиц, и они будут нести ее солидарно. Как это выглядит?

    1. Допустим, компания вступила в банкротство с задолженностью в 120 млн. рублей.
    2. Разобравшись в обстоятельствах, суд принял решение привлечь к ответственности 3 лиц: главного бухгалтера, директора и его супругу.
    3. В результате каждый из виновников теперь должен по 40 млн. рублей.

    Что такое субсидиарная ответственность в гражданском праве?

    Теперь о последствиях. Понятие субсидиарной ответственности закреплено в ст. 399 ГК РФ, и определяется как вспомогательный вид ответственности. Применяется, если основной должник — сама компания — не в состоянии нести ответственность за содеянное. Речь идет компании, которая проходит ликвидацию в банкротстве, и ее после этого исключают из единого реестра юрлиц — ЕГРЮЛ.

    Последствия субсидиарки очень серьезные.

    1. Нельзя избавиться от задолженностей. Вы можете легкомысленно подумать «пройду банкротство, щас все так делают», ага. Банкротство вас с легкостью избавит от непосильных кредитов, но не от долгов, перешедших от компании. Они относятся к категории несписываемых, и в каком-то смысле их можно окрестить вечными. Как правило, это суммы от 100 млн. рублей на человека.
    2. Субсидиарка ходит рука об руку с уголовным преследованием.

    Процесс доказательства умышленности банкротства компании происходит следующим образом:

    • вводится временное управление;
    • привлекается сторонняя экспертиза для проведения аудита;
    • аудиторы проверяют состояние дел, и при обнаружении серьезных нарушений обязаны обратиться в правоохранительные органы;
    • далее заводится уголовное дело, и к ответственности привлекаются контролирующие лица.

    Обычно им вменяется подлог документов, мошенничество, преднамеренное банкротство. Обвинения достаточно серьезные, избавиться от них очень сложно.

    Когда может быть признана субсидиарная ответственность учредителей и директора? Финансовый управляющий и другие заинтересованные лица могут инициировать процедуру в течение 3 лет. Отсчет начинается с момента открытия конкурсного производства.

    Не знаете, как правильно пройти банкротство, чтобы
    его не сочли преднамеренным? Закажите звонок юриста

    Порядок взыскания субсидиарной ответственности

    Взыскание субсидиарной ответственности будет проводиться стандартными методами. Это работа ФССП, и судебные приставы уполномочены принимать следующие действия:

    1. направлять запросы по месту работы ответчиков — физлиц, в банки, в Росреестр и другие госучреждения с целью выявления имущества, денежных средств должников;
    2. вводить запрет на выезд с территории РФ;
    3. наложить арест на имущество должников и так далее.

    То есть взыскание проводится стандартными методами. Если собственности нет, исполнительный лист возвращается кредиторам. Они вправе снова инициировать процедуру через полгода.

    Нужна консультация по субсидиарной ответственности? Обращайтесь, мы поможем защититься от спорных обвинений и ликвидировать компанию без последствий.

    Когда учредители платят по долгам ООО? Объясняем субсидиарную ответственность

    Справочная / ООО

    Когда учредители платят по долгам ООО? Объясняем субсидиарную ответственность

    Участники и директор не платят по долгам общества. Это известное правило действует, пока ООО вовремя рассчитывается с контрагентами и налоговой. Ограниченная ответственность — в каком-то смысле миф.

    Если накопятся долги, владельцы бизнеса обязаны пустить в ход личные деньги, квартиры и машины. Это называется субсидиарной ответственностью.

    В статье рассказываем, когда владельцы платят за ООО и советуем, как подстраховаться.

    Кто рискует в проблемном ООО

    Если у бизнеса долги и не хватает денег, отвечают люди, которые им управляли. Закон называет их контролирующими лицами. К ним относятся:

    — фактический владелец бизнеса — когда долю ООО записали на подставное лицо или фирму открыли для дробления бизнеса и ухода от налогов;

    — главный бухгалтер, бухгалтер — то есть человек, который отвечал за оплату;

    — подставные директор и участник — пока не докажут, что значились только в учредительных документах, а выгоду получал другой человек.

    Именно эти лица рискуют попасть на субсидиарную ответственность. Такой подход описан в ст. 53.1 ГК РФ, ст. 61.10 Закона о банкротстве и п. 3 и 7 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53.

    Если виноваты несколько человек, по долгам платят солидарно. Это значит, кредитор предъявит исполнительный лист к самому платёжеспособному и заберёт весь долг. Заплативший за всех сможет взыскать доли с остальных должников. Но уже сам.

    Сразу успокоим: личная ответственность не наступает автоматически при долгах в ООО. Человек платит, только когда в фирме нет денег по его вине. С виной и долгами разбираются суды. А в суды должны обратиться кредиторы.

    Когда наступает субсидиарная ответственность

    Субсидиарная ответственность наступает в двух случаях. Первый — фирма обанкротилась и виноваты владельцы. Второй — налоговая исключила брошенную с долгами фирму из ЕГРЮЛ. Случаи названы в ст. 3 Закона об ООО.

    ООО обанкротилось

    Банкротство — когда суд официально признал, что в ООО долгов больше, чем денег на счетах и мебели в офисе. Банкротство бывает при долгах от 300 000 ₽.

    Примерный сценарий банкротства такой.

    Налоговая, поставщик или арендодатель не дожидаются оплаты и получают через суд исполнительный лист. Если долг висит дольше трёх месяцев, кредитор через суд банкротит ООО.

    Суд ставит в бизнес арбитражного управляющего. Управляющий собирает остатки денег, продаёт имущество и расплачивается с налоговой и кредиторами по чуть-чуть. В конце ООО закрывают.

    Если выяснится, что в банкротстве виновато контролирующее лицо, его заставят доплачивать кредиторам. Для этого будет отдельный суд.

    Вот случаи из ст. 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, когда считается, что виноват директор или владелец бизнеса:

    — из фирмы вывели деньги, переписали имущество;

    — в ООО нет бухгалтерских документов или в них искажены цифры;

    — половина долгов — это налоги и штрафы, из-за которых не хватило денег на поставщиков и зарплаты;

    — директор знал про непосильные долги, но не шёл в банкротство;

    — в фирме меняли адрес и скрывались от контрагентов.

    Пример: учредителей заставили платить долг фирмы-банкрота

    ООО с двумя учредителями не заплатило подрядчику 3 700 000 ₽. Подрядчик судился, получил исполнительный лист, подавал на банкротство. Выяснилось, что у ООО ничего нет.

    Подрядчик попросил у суда привлечь учредителей к субсидиарной ответственности. Оказалось, что учредители поменяли адрес и не сообщили налоговой, спрятали бухгалтерию и переоформили ООО на подставное лицо. Так нельзя, с долгами надо разбираться, а не сливать бизнес. Подрядчику выдали исполнительный лист к учредителям на 3 700 000 ₽ — дело № А40-297575/2018.

    Платить за ООО не придётся, если учредитель и директор пытались поправить дела. Например, оформляли рассрочку по налогам, но не потянули.

    голоса
    Рейтинг статьи
    Ссылка на основную публикацию
    ВсеИнструменты
    Adblock
    detector